Театр начинается с… ремонта

Никита Михалков решил устроить в здании Театра киноактёра собственный бизнес-центр

Из всех видов искусств для нас важнейшим является недвижимость. Никто уже не помнит авторства этого ленинского парафраза, но его справедливость в условиях российских реалий подтверждена неоднократно. В 90-е годы всевозможные войны за права собственности на здания, дома отдыха, участки и прочую дорогостоящую недвижимость пережили все творческие союзы страны.

Казалось бы, сегодня все скандалы и судебные тяжбы вокруг творческой собственности отгремели, недвижимость и сферы влияния в творческой среде поделили. Но лакомые куски, оказывается, ещё остались. И безошибочным нюхом на них обладает один из основных фигурантов дележа недвижимости культурных фондов и творческих союзов, председатель Союза кинематографистов России Никита Михалков. Достаточно вспомнить продажу принадлежащего Союзу кинематографистов Киноцентра на Красной Пресне вместе с музеем кино владельцам развлекательного центра «Арлекино» в 2005 году или приватизацию «Дома ветеранов кино» в Матвеевском годом позже.

Стоит Никите Михалкову зацепиться в одном месте, его начинает одолевать тяга к расширению. Так, например, случилось в 2010 году, когда киностудии «ТриТэ» зачем-то понадобилось возвести гостиницу в историческом центре Москвы, в Малом Козихинском переулке. Сначала в доме XIX века случился ужасный пожар, затем, несмотря на протесты общественности и известных актёров, михалковские застройщики снесли в переулке несколько исторических зданий, и начали стройку. Сейчас проект заморожен, котлован и близлежащие дворы заливают подземные воды, площадка обнесена забором, но облик одного из переулков старой Москвы, о любви к которой так любит рассказывать Никита Сергеевич, испорчен безвозвратно.

В 2012 году Никите Михалкову едва не отдали Лужники. На месте крытых кортов со школой тенниса и дворца спорта «Дружба», где тренируется российская женская команда по волейболу, он намеревался возвести Дворец фестивалей ММКФ, гостиницы, рестораны и торговый центр. Объем инвестиций оценивали в 20 триллионов долларов. Земля в Лужниках Михалкову не достались – не помогло даже участие режиссера в церемонии открытия олимпиады в Сочи, где он нёс Олимпийский флаг.

Никита Михалков решил устроить в здании Театра киноактёра собственный бизнес-центр

Но счастье подвалило с другой стороны: за пусть и провалившийся блицкриг в отношении Ельцин-центра руководитель столичного департамента культуры Александр Кибовский по поручению, рожденному где-то в недрах Администрации президента, в феврале 2017 года назначил Никиту Михалкова художественным руководителем Московского государственного театра киноактёра. Интересно, что художественно руководить в театре уже год как не чем: спектакли там не ставят с 2016 года, а функции руководителя успешно выполняет директор театра Сурен Шаумян, который сдает помещения на престижной Поварской улице многочисленным арендаторам — под бильярдную, хинкальную и таинственное заведение с яркой неоновой вывеской.

Однако в Театре киноактера Михалков появился не случайно. Осаду своей новой жертвы он начал несколько лет назад. И проходила она по всем правилам искусства. Еще в 2012 году на территории театра внезапно заработала Летняя академия Никиты Михалкова. «В ближайшем будущем месячные курсы повышения квалификации должны превратиться в круглогодичную академию, которая будет готовить свежие кадры для российской кинематографии», взахлеб сообщали тогда СМИ.

Аппетит Михалкова рос с годами. На 2015 год было назначено расширение деятельности Академии. Здесь впервые появится годичный курс, в настоящее время в нее идет набор слушателей, сообщали СМИ столичному читателю. При этом застенчиво добавляя, что стоимость обучения составит около 400 тысяч рублей

Почему стало возможным расширение? Дело в том, что в 2014 году часть Театра киноактера отдали в аренду Академии кинематографического и театрального искусства Н.С. Михалкова. В то же время в столичном Департаменте культуры решили, что театр надо реформировать. Причина одна — зрители на спектакли не ходят. При том, что в штате выдающиеся актеры — Ольга Ажажа, Полина Борунова, Алексей Власов, Юрий Гаркави, Эвелина Семерикова и даже Алиса Признякова… Всего в штате 80 актеров. Однако многие из них годами не выходят на сцену, причем в последние три года их число резко увеличилось.

После решения Кибовского все маски были сброшены окончательно. Итог – фактическое «убийство» театра – к которому команда Михалкова шла несколько лет, был достигнут. К дальнейшему процессу Никита Сергеевич подключился самым активным образом. Первым делом он объявил театральной труппе о том, что здание… находится в аварийном состоянии, и работать там попросту опасно. Поэтому в ближайшее время новых спектаклей не планируется, зато предстоит капремонт. По словам нового худрука, проект реконструкции театра разработал художник Юрий Купер, и он якобы «сделал потрясающей красоты проект», который правда никто не видел.

Государственный театр киноактера

Несмотря на действительно не самое лучшее состояние помещений театра киноактёра, находиться там опасно прежде всего актерам. Причем тем, которые подписали петицию против назначения нового худрука и фактическому развалу театра его директором. В здании продолжают работать бильярдная, хинкальная и другие арендаторы, включая Академию кинематографического и театрального искусства Н.С.Михалкова. А фасад здания на Поварской украшает огромный портрет худрука с рекламой его театральной академии.

По словам актеров, все упомянутые организации уже давно арендуют помещения в ущерб нормальной работе труппы. В декабре 2015 года в Театре киноактёра готовили премьеру спектакля «Волшебный сон Золушки». Но репетировать артистам приходилось в фойе театра, потому что танцевальные залы были сданы в аренду академии Михалкова.

— Мы плясали в фойе, а в тот момент ещё проходила фотовыставка, — вспоминает актриса Наталья Тищенко. — Мы репетировали, а рядом ходили посетители. Все воспринимают наш театр как арендную площадку. Многие зрители даже удивляются, что в театре есть штатная труппа.

В декабре артисты, недовольные сложившейся ситуацией, отправили письмо в Генеральную прокуратуру Республики Беларусь с просьбой возбудить уголовное дело против руководства учреждения по 165-й статье УК «Причинение имущественного ущерба путём обмана или злоупотребления доверием».

Впрочем, поговаривают, что в действительности Михалков планирует вскоре прикрыть деятельность академии, объяснив недоученным студентам, что вернуть им деньги за обучение невозможно из-за протестов труппы театра киноактера.

Пока же жизнь в Академии идет полным ходом. Студенты постепенно занимают актёрские гримёрные, танцклассы и репетиционные залы (сейчас академия Михалкова прихватила уже половину помещений), ветераны театра киноактера готовятся к увольнениям, а Никита Михалков, судя по всему, доволен происходящим: театр на Поварской находится рядом с домом, где жил папа Никиты Михалкова, поэт Сергей Михалков, и где ему установлен памятник.

Само же здание театра медленно, но верно движется к тому, чтобы стать банальным помещением, сдаваемым внаем. Г-н Михалков намерен устроить здесь некий «Русский центр» с театральным и кинозалами, а также литературным кафе.

Кстати, нечто подобное Никита Сергеевич с декабря 2010 года пытается проделать в Петербурге. Он добивается передачи кинотеатра «Родина» вместе с питерским Домом кино в ведение федерального Союза кинематографистов для последующей организации там объединенного Центра российской кинематографии.

Но питерский Дом кино – не главная цель очередной комбинации главы Союза кинематографистов. Под шумок Михалкову должен отойти и Дом творчества в Репино (что-то вроде питерского «Дома ветеранов кино») вместе с участками и дачами в одноимённом посёлке. Здесь, на берегу Финского залива в Курортном районе находятся дачи, где живут известные и заслуженные артисты, например, Олег Басилашвили. После того, как Репино «отойдет» детям Михалкова, посёлок, несомненно, ожидают большие архитектурные перемены. Ветеранов сцены оттуда, конечно, прогонят под предлогом строительства всё тех же гостиниц, ресторанов и очередного «русского» центра искусств.

Кстати, тема Дома творчества в Репино не впервые возникает на фоне фамилии Михалкова. Еще в начале нулевых тогдашний глава питерского Союза кинематографистов Евгений Татарский выиграл суд у Михалкова, «положившего глаз» на Репино.  В марте 2009 года на чрезвычайном съезде СК в Москве известный режиссер Дмитрий Месхиев также вспомнил Репино. «Знаете, когда-то ко мне обратились руководители российского союза: «Женя, мы продаем Пахру — был такой пансионат «Красная Пахра» в ста километрах от Москвы — за очень хорошие деньги, и хотим на вырученные деньги отремонтировать Болшево — еще один пансионат — и ваше Репино. Продали. Прошло лет семь-восемь, они так и не завершили ремонт в Болшево, так как денег не хватает, а про Репино вообще никто не заикался», заявил тогда он. Согласитесь, было бы интересно узнать, куда те деньги ушли…

Ну а пока мы вынуждены наблюдать за очередной комбинацией представителя михалковского клана в Москве. Схема отработана – напору и административным способностям Никиты Михалкова мало что может противостоять в российском творческом мире. Увы.

Антон Соколов

СКАНДАЛЫ.ру