Макрон в ловушке «желтых жилетов»: что поможет спасти «европейский проект» Парижа

Эксперт Российского совета по международным делам, аспирант СПбГУ Алексей Чихачев поведал Федеральному агентству новостей о последствиях масштабных протестов «желтых жилетов» для политического руководства Франции и лично президента Эммануэля Макрона.

Протесты «желтых жилетов», идущие во Франции уже второй месяц, продолжают будоражить политическую жизнь Пятой республики и всей Европы. Хотя численность митингующих заметно сократилась — с 282 тысяч человек 17 ноября до 84 тысяч 12 января — само недовольство никуда не исчезло и в какой-то момент даже приобрело ожесточенные формы, превратившись в погромы и столкновения с полицией.

Декабрьские обещания президента Эммануэля Макрона пойти на широкие финансовые уступки, судя по всему, не так уж быстро успокаивают ситуацию. Масштаб же нынешнего кризиса объясняется тем, что движению «желтых жилетов» свойственны черты, которые делают его непохожим на более привычные формы протеста во Франции.

Во-первых, требования манифестантов приобрели своего рода антисистемный характер. Тематика уличных акций стала глубже, чем в самом начале: теперь возмущение вызывает не повышение налога на топливо, а долговременное снижение покупательной способности населения, отсутствие взаимопонимания между обществом и властью, нынешнее руководство страны как таковое.

Протестующие задают далеко идущие вопросы — например, насколько демократична современная политическая система Франции. Созрело возмущение уже не просто в связи с какими-то отдельными непопулярными решениями, а в связи со всем комплексом политических и социально-экономических практик, — а это серьезнейший вызов французскому государству и его нынешним руководителям.

Во-вторых, выступления пока так и не получили четкого организационного центра. В отличие от «обычных» французских протестов, правительству в Париже приходится иметь дело не с профсоюзными деятелями или политиками, привычными к переговорам и компромиссам.

Напротив — на улицы вышли люди самых разных профессий, похожие друг на друга только в одном: в последние годы уровень их достатка существенно снизился. В такой ситуации стать для всех недовольных граждан общепризнанным лидером — крайне трудная политическая задача, которую не может решить ни один из ситуативных вдохновителей протестов.

Поэтому действующей французской власти приходится вести диалог не с конкретными лицами, а как бы с нацией в целом, и все попытки наладить коммуникацию становятся более зыбкими. Сюда же добавляется нежелание протестующих иметь дело с традиционными СМИ, которые они считают ангажированными в пользу правительства.

В-третьих, потенциально ключевой проблемой для президента Макрона может стать тот факт, что кризис «желтых жилетов» уже перестает быть чисто французским делом. Протестным силам в других европейских странах был показан пример, как можно быстро поставить в тупик собственные власти — и вот уже местные «желтые жилеты» хотят добиться своих чаяний в Бельгии, Великобритании, Германии и т. д.

Проблема разрыва между простыми гражданами и элитой остро ощущается не только во Франции, а практически по всему Евросоюзу. Получается, что, не сумев быстро сладить с «желтыми жилетами» у себя дома, Эммануэль Макрон невольно поощрил протестное давление сразу на ряд европейских правительств — это явно не то, чего он хотел добиться на уровне ЕС.

Кроме того, его репутация убежденного сторонника Евросоюза окажется теперь под ударом, поскольку уступки, сделанные протестующим, серьезно увеличат нагрузку на французский бюджет (и Париж теперь с огромным трудом впишется в европейское правило о дефиците в 3%).

За всем этим, к слову, не без удовлетворения следят в соседней Италии. Тот же Макрон не раз критиковал ее нынешнее правительство по разным поводам — а теперь Маттео Сальвини и Луиджи Ди Майо возвращают своему парижскому коллеге накопившиеся «долги», открыто поддерживая «желтые жилеты». Такой ход выглядит понятным и с идеологической точки зрения, поскольку итальянские евроскептики пришли к власти примерно на тех же самых лозунгах, которые сейчас звучат на французских улицах.

Чем бы ни закончился кризис «желтых жилетов», он точно будет той страницей президентства Эммануэля Макрона, которую глава государства постарается поскорее перевернуть.

Однако соотечественники наверняка припомнят ему эти месяцы осенью 2018 и зимой 2019 года еще не один раз — первая такая возможность представится им в мае 2019 года на выборах в Европарламент, где возможность поражения от Марин Ле Пен нанесет удар по всему европейскому проекту Макрона.

Создают свою партию и те, кто выходит с протестами сегодня, намереваясь «выстрелить» на муниципальных выборах в 2020 году. Но действующий глава государства еще имеет шанс выправить ситуацию до окончания своего мандата: ему нужно дождаться всходов своих реформ, смягчить манеру поведения или предпринять какой-нибудь совершенно неожиданный ход, чтобы опять перемешать все карты во французской политике.

Источник

Обсуждаем Макрон в ловушке «желтых жилетов»: что поможет спасти «европейский проект» Парижа и пишем в комментариях все свои эмоции.

СМОТРИ ТАКЖЕ
Загрузка...