Слухи » Новости и СМИ » Политика » Зачем травят старого Боба? О чем главный редактор АиФ говорил с Мугабе
Зачем травят старого Боба? О чем главный редактор АиФ говорил с Мугабе

На минувшей неделе далекая африканская Зимбабве вновь привлекла к себе внимание всего мира. Похоже, правивший там 37 лет Роберт Мугабе лишается власти. Главный редактор АиФ Игорь Черняк много раз бывал в Зимбабве, встречался и с Мугабе. Вот некоторые впечатления о бессменном президенте африканской страны. 

1. Сейчас мало кто вспоминает, что Роберт Мугабе, или как его зовут в Зимбабве — Боб, прийдя к власти в 1980-м, был любимцем английской королевы, целовался с Горбачёвым, принимался со всеми почестями главами крупнейших западных стран. И даже вошёл в Книгу Гиннеса как глава государства, совершивший наибольшее число зарубежных вояжей. Ему рукоплескали на разных континентах, Зимбабве ставили в пример другим африканским странам как образец демократии и цивилизованной передачи власти.

2. До Мугабе страной правил Ян Смит — сильный и жестокий премьер Южной Родезии (так тогда называлась Зимбабве). «Глава марионеточной клики», отец апартеида, обвиняемый в самых кровавых преступлениях против чёрной оппозиции, он был любимым персонажем журнала «Крокодил» и даже вошел в фольклор благодаря Жванецкому — «Этот Смит такой головорез, такое вытворяет». Но этот «головорез» не сбежал за границу, не сменил внешность, а до самой смерти в 2007 г. спокойно жил в стране победивших врагов. Я был у него на ферме под Булавайо и дома в Хараре — даже привычной здесь «колючки» на заборе не увидели. При том, что едва не половина улиц столицы носит имена уничтоженных спецслужбами Смита чёрных борцов с апартеидом. Но Мугабе его не трогал, хотя знал, что тот не пересмотрел своих взглядов. Как не трогал и многих из тех, кто при апартеиде бросал своих противников в тюрьмы, в т. ч. и его отправил за решетку на 11 лет. 

3. Страна считалась раем для белых. Роскошные виллы здесь обходились хозяевам дешевле, чем скромная квартира в Лондоне. Улицы Хараре утопают в зелени — колонизаторы десятилетиями свозили сюда самые красивые деревья со всего мира — страну строили под себя. Роскошный климат — круглый год тепло, но не жарко, из-за высоты нет комаров, а значит, малярии. Богатый животный мир.

В 1980 г. в Зимбабве было 250 тыс. белых, сейчас осталось раз в 10 меньше. Пик отъезда был после прихода к власти черного правительства. И в том, что так вышло, здешние белые винят и нас тоже. В свое время Москва потратила массу денег и сил, чтобы власть в Южной Африке сменилась. В соседней Замбии (Северной Родезии) базировался посол СССР Солодовников — исправно проводя линию Международного отдела ЦК КПСС, он координировал борьбу против апартеида в соседних странах, помогал чёрнокожим борцам советским оружием и советниками. Во многом потому особой любви к русским за это время у белых в Южной Африке не возникло. 

4. Разрыв Мугабе с Лондоном произошёл не сразу. До 2000 г. белые фермеры — 0,5 % населения Зимбабве — владели здесь 70 % земли. Самая крупная ферма по размерам была сравнима с Бельгией, площадь каждой третьей — больше 100 тыс. га, из них 2/3 — охотничьи угодья, заповедники, национальные парки. Причём у многих белых было по несколько ферм, на одной из которых что-то выращивалось, а на других хозяин в лучшем случае пару раз в год охотился с друзьями.

«Когда-то, до прихода белых, у нас была земля, но не было понятия „Бог“. Потом Бог появился, но земля исчезла, она оказалась у белых, — объяснял нам один из сторонников Мугабе. — А нас отправили в резервации. Когда Мугабе пришел к власти, он предложил фермерам поделиться землей, выдвинул лозунг „Один человек — одна ферма“. Добровольно делиться не захотел никто. Мы подождали 10 лет, потом еще 10 лет...» 

В отличие от большевиков, право частной собственности Мугабе тогда не ставил под сомнение, излишки земли предлагал выкупить по рыночной цене — не конфискация, а принудительная продажа с компенсацией. Что поначалу нашло понимание в Лондоне: бывшая тогда у власти Тэтчер нашла требование справедливым и пообещала выделить деньги. Что и было зафиксировано в 1979 г. в Ланкастерских соглашениях. Но потом Тэтчер сменил Мейджер, а Мейджера — Блэр, который заявил, что по долгам предшественников платить не будет. Так Лондон «кинул» бывшую колонию.

5. Когда в конце концов у белых фермеров стали изымать «излишки» земли, те, естественно, нередко сопротивлялись. В итоге были случаи убийств. Но в соседней ЮАР, где происходили аналогичные процессы, убили на порядок больше. «В Хараре всегда считалось сравнительно безопасно, а попробуйте, будучи белым, прогуляться по тому же Йоханнесбургу, буры в ЮАР до сих пор едва ли не с пулеметами ночуют. Кто-то в мире про это пишет? Нет, делают пугало из Мугабе», — говорил мне один из наших дипломатов. 

6. На встречу с самим «великим и ужасным» мы не особо надеялись. Посольские рассказывали, что ещё в 1997 году сюда прилетал тогдашний спикер Госдумы Селезнёв, два дня прождал в отеле, Мугабе его не принял. Кубинские журналисты получили аудиенцию на 37-й день. А западникам тогда он уже несколько лет не давал интервью. Но нам повезло, наверное, потому, что он рассчитывал на Россию. И перед самым нашим отлетом — звонок: «Президент ждет». Приехали. Вилла, как вилла. На стене карта мира, где СССР почему-то зеленый. Наконец, вошел сам. Такой мощный старик, Его Превосходительство товарищ Мугабе, так здесь официально обращаются к президенту. Поздоровался за руку. Произнёс короткую вступительную речь, потом час отвечал на вопросы. Говорил здраво, спокойно, убедительно. Добрым словом вспоминал СССР, Китай, Францию. Лишь раз взорвался, заговорив об отношениях с Лондоном: «Британия, отказавшись компенсировать передачу земли ее исконным владельцам, стала вводить в заблуждение весь мир — мол, земля у фермеров отбирается насильно. Но мы строго соблюдаем Конституцию. И все разговоры о несоблюдении законов в Зимбабве — чепуха, Тони Блэр — лжец», — горячился он.

7. Слухи, что Мугабе тяжело болен, ходили всегда. Незадолго до нашей встречи с президентом англичане писали, что у него рак гортани, и осталось чуть-чуть. Но вдруг «больной», выступая на какой-то конференции, повысил голос — тут же в газетах недуг сменился на рак простаты. На встрече с нами Мугабе выглядел здоровым, как бык, и признался, что каждый день по 1,5 часа занимается зарядкой. 

А вот геев он и правда не любит. Как-то прилюдно объяснил: «Я старый, но до сих пор могу делать маленьких, а геи — нет, значит, непонятно, зачем они существуют». Но сообщения британской прессы о том, что геев в Зимбабве казнят, выглядят неправдоподобно. После англичан в стране осталась практически независимая от власти судебная система, копия британской, тайные смертные приговоры — это невозможно.

8. После нескольких командировок в Зимбабве миф о безумном диктаторе и порабощенной им стране всё более рушился. Тамошние выборы в Лондоне десятилетиями упорно называли фальсифицированными, а в Москве — вполне законными. («Чего ж они не протестуют против выборов, скажем, в соседнем Конго, где двух кандидатов в президенты просто вывезли за границу и выбросили?» — ехидничали посольские). Из года в год Мугабе клеймит оппозиция, открыто финансирующаяся Лондоном, — ее не запретили даже после скандала с разоблачением агента спецслужб, подбивавшего лидера оппозиции устранить президента. На одну государственную газету пять оппозиционных — диктатура та ещё. 

9. Так кто и зачем продолжает делать из главы Зимбабве чудовище? Что, в Африке сплошь развитые демократии и образцовые президенты? В среду в Москву прилетел глава Судана, сидящий на троне 28 лет. В Африке есть законно избранные Отцы нации, чьи сроки перевалили на четвертый десяток — и что? И разве на континенте нет стран, где жуткая нищета и народ живет намного хуже, чем в Зимбабве, и куда просто страшно приезжать?

Мугабе, как, кстати, и Путин не прогнулся под мощнейшим давлением Запада, что стоило ему и стране тех же жесточайших санкций, обескровленной экономики, информационной войны, продолжающейся по сей день. Потому, мне кажется, вряд ли стоит присоединяться к хору обличителей, многие из которых даже не знают, где оно — это Зимбабве. Сдают президента свои, те, кто десятилетиями восторгался его решениями и был рядом — все, как всегда. Мугабе уйдёт, но кто придет ему на смену? Протеже Лондона? Пекина? И нам-то что от этого?

10. Знакомый российский дипломат, всю жизнь отдавший Африке и долго проработавший в Зимбабве, написал мне недавно: «Боба жалко. Из зубов англосаксов мало кто вырывался. Держат до конца — это их политическая традиция. Боб — последний Великий Африканский Слон. Теперь таких уже нет — истеблишмент на континенте мельчает и ссучивается. А Боб уйдет в историю вместе со скрижалями Нкрумы, Сенгора, Кениаты, Насера, Лумумбы, Ньерере и других парней этой породы. И Африка будет помнить их вечно. 

А подвела президента, думаю, его ненаглядная. «Сказка о рыбаке и рыбке» Пушкина один в один. Захотела стать девушка владычицей морскою. А он, как наш Джигарханян, и «поплыл».

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Аргументы и Факты