WP: Асад больше не «изгой», но до примирения с США ещё далеко

Для президента Сирии Башара Асада прошлый год закончился на мажорной ноте: вскоре после решения Трампа вывести американские войска из Сирии появились намёки на то, что арабские страны, ранее поддерживавшие оппозицию, готовы восстановить с Дамаском отношения, сообщает The Washington Post. Тем не менее, как отмечает издание, несмотря на частичный прорыв изоляции, до примирения Сирии с ЕС, и особенно с США и Турцией ещё очень далеко.

Для опального президента Сирии Башара Асада 2018 год закончился на мажорной ноте. В то время как президент Трамп решил вывести американские войска из Восточной Сирии, несколько арабских государств намекнули Дамаску, что они готовы к примирению, пишет The Washington Post.

В декабре президент Судана Омар Башир стал первым из лидеров арабских стран, посетивших Сирию с момента начала гражданской войны в 2011 году. Вскоре Объединённые арабские эмираты, ранее выступавшие против Асада, заявили, что они собираются восстановить отношения с Дамаском. Судя по всему, их примеру также последуют такие страны как Бахрейн и Кувейт. Кроме того, учитывая, что Тунис возобновил прямое авиасообщение с Сирией, а Иордания восстановила с ней торговые отношения, многие наблюдатели считают, что «дни Асада как регионального изгоя сочтены».

В то же время Саудовская Аравия — главный спонсор сирийских повстанцев во время войны — также всё больше склоняется к тому, чтобы пересмотреть свою позицию по уходу Асада из власти, надеясь таким образом снизить зависимость Дамаска от своего регионального соперника Ирана. Более того, есть вероятность, что Лига арабских государств, которая исключила Сирию после «жестоких подавлений протестов» в 2011 году, вновь примет её в состав организации в 2019 году.

«Разумеется, Асад никогда не сталкивался с настоящей международной изоляцией — это одна из главных причин, почему он выжил, — оговаривается The Washington Post. — Жизненно важная помощь союзников Сирии России и Ирана хорошо задокументирована. Россия позаботилась о том, чтобы ООН не наложила на Дамаск санкции, как это было с Ираком Саддама Хуссейна. В то же время вместе с Ираном Москва обеспечивала Сирию помощью, заёмами и поддержкой, достаточной для функционирования государства и армии».

Как и многие другие незападные государства, остальные члены БРИКС (Бразилия, Индия, Китай и Южная Африка) не выдвигали требований по отставке Асада. Из числа этих стран наибольшую поддержку Сирии оказал Китай, который с 2011 года шесть раз накладывал вето на антиасадовские резолюции. В то же время связи с Дамаском сохраняла и Индия, так как в Дели опасались роста влияния исламистов, а также, вполне возможно, решили таким образом поощрить Сирию за её проиндийскую позицию по конфликту в Кашмире. Что касается Бразилии, то она отозвала своего посла в Сирии, однако сделала это скорее ради его безопасности, а не дипломатического сигнала.

По мнению издания, БРИКС и союзники Асада вряд ли сумеют предоставить Сирии $400 млрд, необходимых для восстановления разорённой Сирии. Китай — самая богатая из перечисленных стран — относится к этой идее без особого энтузиазма, в то время как у России и Ирана на это не хватит денег. Асад и его союзники признают, что восстановить страну можно только с финансовой помощью западных государств или стран Персидского залива — и именно поэтому улучшение отношений Дамаска с арабскими государствами так важно для Сирии.

Хотя возвращение Сирии в Лигу арабских государств принесёт ей финансовую выгоду, а также станет знаком того, что недруги Асада отказались от попыток его свергнуть, даже в арабском мире изоляция Дамаска была неполной. В частности, к санкциям отказались присоединиться Ливан и Ирак, а Иордания сохраняла в Сирии дипломатическое присутствие, даже несмотря на то, что внешнее политическое давление и война вынудили её приостановить торговлю и давать повстанцам убежище. Алжир, который в 90-х также столкнулся с восстаниями, выступил против исключения Сирии из Лиги арабских государств, параллельно обеспечив Сирию тайными каналами связи.

Несмотря на всё выше сказанное, путь к «полной реабилитации» Асада преграждают три крупных игрока: США, ЕС и Турция. Самым серьёзным препятствием, по всей видимости, являются США. Хотя «шокирующее решение» Трампа вывести из Сирии войска и подстегнуло Асада в его стремлении вернуть себе «каждую пядь» земли, Вашингтон свою политику по отношению к Дамаску, судя по всему, менять не намерен.

В тоже время произраильски и антиирански настроенные политики снижают вероятность снятия санкций с Дамаска в ближайшем времени практически до нуля. Подобные ограничения, которые касаются американских компаний и граждан, представляют для Дамаска проблему и отпугивают иностранных инвесторов.

Санкции ЕС также представляют проблему, однако они уступают по масштабам американским, а сами европейцы к Асаду настроены менее радикально. По сирийскому вопросу в ЕС единого мнения нет: Франция, Великобритания и Германия поддержали жёсткую позицию Вашингтона, однако некоторые южноевропейские государства сомневаются в правильности подобной политики.

В условиях, когда выживание Асада практически предрешено, голоса этих государств, на территории которых присутствует немало сирийских беженцев, будут становиться всё громче. Учитывая, что Великобритания выходит из ЕС, а в Германии находится 600 тыс. сирийцев, одной лишь Франции будет нелегко предотвратить сдвиг в европейской политике. Политика ЕС меняется очень медленно, и Брюссель будет по-прежнему пытаться связать постепенное снятие санкций с выполнением Сирией каких-либо условий. Хотя в конечном счёте это и приведёт к расколу межу ЕС и Вашингтоном по этому вопросу, Асаду всё равно придётся ещё немного подождать.

Более серьёзным препятствием для Дамаска остаётся Турция. Сирийская экономика, и особенно город Алеппо получат серьёзный импульс, если дорога в Турцию, которую ныне блокирует и Анкара, и протурецкие повстанцы в Идлибе, окажется открыта. Хотя Турция уже не требует ухода Асада, примирению препятствуют разногласия по трём спорным регионам.

Во-первых, после ухода США из Сирии Анкара и Дамаск могут схлестнуться за Восточную Сирию. Турки хотят вытеснить оттуда курдов, в то время как Сирия, по всей видимости, стремится с ними договориться, чтобы вернуть контроль над этой территорией. Многое в данной ситуации зависит от того, сможет ли Россия путём посредничества помочь сторонам добиться какой-либо сделки.

Во-вторых, камнем преткновения является провинция Идлиб, которая находится под защитой Турции, опасающейся, что в случае если Асад одержит верх над местными повстанцами, то её захлестнёт волна беженцев. В-третьих, часть Северной Сирии между Африном и Джерабулусом контролируется протурецкими силами, и Анкара отдавать этой район желанием не пылает.

«Эти проблемы вряд ли можно быстро решить. Даже если стороны достигнут некого соглашения по приграничной торговле и крупным дорогам, на нормализацию отношений у Турции и Сирии, судя по всему, уйдут годы», — считает The Washington Post.

«Асад будет рад возвращению в Лигу арабских государств, однако значение этого события не стоит переоценивать. С одной стороны во время гражданской войны Сирия была далеко не полностью изолирована, однако с другой до примирения с западными правительствами и Турцией ей ещё далеко. Однако Дамаск это не слишком беспокоит: режим Асада обладает многолетним опытом жизни в условиях западных и региональных санкций и изоляции… На протяжении долгого времени её стратегия состояла в том, чтобы ждать, пока международная обстановка изменится в её пользу, а не в том, чтобы подстраиваться под требования момента. Недавние намёки на снятие изоляции арабскими государствами говорит в пользу такого подхода, что укрепит Асада в его уверенности, что, в конце концов, и Запад, и Анкара поступят аналогично — вне зависимости от того, сколько времени это займёт», — подводит итог американская газета.

Источник

Обсуждаем WP: Асад больше не «изгой», но до примирения с США ещё далеко и пишем в комментариях все свои эмоции.

‡агрузка...

Вам также могут понравиться