Слухи » Новости и СМИ » Политика » Витязи на распутье. Какую стратегию развития выберет президент?
Витязи на распутье. Какую стратегию развития выберет президент?

Более того, в Кремле не исключают, что на более поздний срок - начало 2018 г. - может быть перенесено и ежегодное послание президента Федеральному собранию. Что за этим стоит?

Мнения аналитиков разделились. Одни полагают, что это чисто технологический момент. Другие - что президент не торопится с датой выдвижения, оттого что хотел бы, чтобы о своих намерениях более чётко заявили и другие кандидаты. И не просто заявили, но и обнародовали свои предвыборные обещания. Это дало бы возможность команде президента уточнить его собственную предвыборную программу. В частности, включить в неё те положения, которые могли бы быть привлекательными для широкого круга избирателей. Это обычная предвыборная практика во всём мире. «Перекличка» программ демократов и республиканцев очень заметна и в предвыборной практике США. Активно заимствуют идеи друг у друга и европейские политики.

Не секрет, что в ходе предыдущих президентских кампаний в программу В. Путина был включён целый ряд социальных обязательств, которые первоначально озвучивались и лидерами других парламентских партий. Почему бы не подсмотреть и не позаимствовать что-то полезное сегодня?

Но это, так сказать, из сферы избирательных технологий. В неспешности В. Путина на этот раз могут быть и другие, более основательные причины. И, мне кажется, лежат они в сфере экономической и социальной  стратегии. А здесь много неясного.

Предварительные итоги

Предыдущая программа экономического развития, заявленная в марте 2012 г. и конкретизированная в 12 известных президентских указах от мая того же года, прорывного результата не дала. «Социальное государство», заявленное как цель развития, буксует. А с учётом растущего разрыва в доходах между бедными и богатыми продолжать рассказывать о социальном государстве всё сложнее. Оценки причин пробуксовки программ развития разнятся. Лояльные Кремлю экономисты и аналитики говорят об «объективных причинах» (и прежде всего о падении цен на энергоносители), негативном влиянии международных санкций, чрезмерных международных обязательствах. Критики В. Путина считают, что главная причина не в кризисе (который согласно теории Маркса выявляет противоречия и помогает их преодолеть), а в архаичности самой политической системы России, практически полностью унаследованной от СССР. Уточняя свои претензии, они говорят о размахе коррупции, об активном вторжении силовиков в сферу бизнеса, непреодолимых бюрократических заторах для предпринимателей.

Так или иначе в среднем уровень выполнения президентских указов 2012 г. не превышает 60%. И  это по свидетельству официального сайта Правительства РФ. Фактический же масштаб пробуксовки государственной машины, как мне представляется, ещё больше. Особенно в таких социально чувствительных сферах, как здравоохранение, образование, демография, обеспечение жильём, пенсионное обеспечение.

Контуры будущего

Очевидно, что в ходе предстоящего президентства ­2018-2024 гг. В. Путин не хотел бы повторения подобной ситуации. Тем более, согласно Конституции предстоящее шестилетие - последнее в биографии  В. Путина как президента. И, естественно, ему небезразлично, с какими результатами он впишет себя в историю современной России. 2% мирового ВВП, которыми располагает нынешняя Россия, - не лучший результат для парадных портретов (Китай - 16%, США - 24%).

Речь, таким образом, идёт не о частичных корректировках экономической и социальной политики, а о выработке новой стратегии развития. Да и общество, согласно последним соц­исследованиям, всё активнее требует перемен. О том, что задача прояснить контуры будущего Путиным поставлена, свидетельствует появление в последнее время большого количества всякого рода центров, советов, комитетов, формальных и неформальных экспертных групп, которые по прямому или косвенному поручению президента заняты разработкой новой стратегии. Варианты такой стратегии исчисляются десятками. В «мозговом штурме» участвуют и академические институты, и экономический факультет МГУ. Наиболее заметные группы влияния - конкурирующие между собой Высшая школа экономики, Центр стратегических разработок А. Кудрина, Академия народного хозяйства, эксперты Столыпинского клуба, возглавляемого С. Глазьевым, советником президента по экономическим вопросам. Высказывают свои пожелания и губернаторы, отражая региональное видение проблемы. Часто речь идёт о проблеме выживания отсталых регионов.

Между Сциллой и Харибдой

В двух шагах от президентских выборов В. Путин, по сути, оказался между Сциллой и Харибдой. Не будучи по образованию экономистом, он вынужден полагаться на мнение экспертов и советников. Но согласия между его «мозговыми центрами» нет. Более того, по моим сведениям, в последнее время противоречия между ними обострились и приобретают всё более выраженный идеологический характер. Споры напоминают баталии межу большевиками, меньшевиками, монархистами и либералами.

Наиболее острые дискуссии идут по поводу того, какую модель развития выбрать - китайскую, японскую или какую-то иную. Многих соблазняет стратегия «азиатских тигров» - Тайваня, Гонконга, Сингапура, Южной Кореи. Несмотря на участившиеся идеологические атаки консерваторов-государственников на экономический либерализм, в российских верхах остаётся немало «гайдаровцев» - приверженцев «либеральных» моделей и прежде всего американской. 

Оценки разных вариантов развития противоположны. Одни резко критикуют американскую модель, называя её отжившей и предрекая США «конец истории». Другие говорят, что именно американский либерализм (в том числе и через кризисы) обеспечивает США постоянное обновление и мировое лидерство. Отмечается, что с приходом в Белый дом либерала-рыночника Д. Трампа темпы роста экономики США даже возросли. 

Сторонники скандинавской модели в качестве манка указывают, что она обеспечивает для населения высокую социальную защиту, а следовательно и политическую стабильность. Это действительно так. Но нужно иметь в виду, что скандинавская модель хорошо работает в странах с небольшим населением, высоким уровнем человеческого капитала, исторически равномерным развитием регионов и с протестантской этикой, а также с высоким уровнем ответственности власти и разумно уравненным благосостоянием. Нам такие параметры даже не снятся.

Словом, перед В. Путиным стоит «архисложная», как сказал бы Ленин, задача: выбрать для предстоящего периода такую модель развития, которая была бы по уму и по силам и для нашей недоразвитой элиты, и для нашего завязшего в советских социальных иллюзиях населения.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Аргументы и Факты