«В голове словно разорвалась бомба». У Райана Мэйсона теперь новая жизнь

22 января 2017-го, «Стэмфорд Бридж». Мяч после удара Педро Родригеса от углового флажка летел плавно и мягко. Невысокий полузащитник «Халла» Райан Мэйсон просчитал точку приземления и вступил в борьбу. Его снес Гари Кэйхилл – так резкий порыв ветра срывал котелки лондонских прохожих в конце XIX века.

Хруст и свисток Нила Уорбека разрезали воздух. Медики тут же волной поглотили газон. Череп Райана Мэйсона треснул от жесткого лба Кэйхилла, словно скорлупа пасхального яйца.

8 минут 30 секунд зрители на «Стэмфорде» напряженно молчали и ждали не возобновления игры, а исхода жесточайшего столкновения. Центрбек «Челси», потряхивая головой, вскочил спустя пару минут после ужасного стыка, и в конце матча даже забил. А вокруг Мэйсона все туже сжималось кольцо медицинских бригад, образуя разноцветную мешанину из униформ.

В тот вечер родители Мэйсона и его возлюбленная Рэйчел находились на стадионе. Всю неделю до матча он выпрашивал у администрации клуба билеты для близких.

Сознание Мэйсона блуждало по закоулкам внутренних желаний.

«Я перенесся на цветущий луг, где меня ждали Рэйчел и двое детей: девочка и мальчик. Мне было комфортно и спокойно. Мы гуляли, играли, наслаждаясь теплым днем. Но внезапно все развеялось, и я понял, что нахожусь под слепящим светом хирургической лампы, а голову металлическим обручем сковала острая боль. Через секунду я снова отключился», – вспоминал Райан.

В реальности, спустя 16 минут после столкновения Райан был срочно вывезен со стадиона с кислородной маской на лице, а через час операция по спасению футболиста велась полным ходом. Она продолжалась пять часов. В правую сторону черепа Мэйсона были вживлены 15 металлических пластин, скрепленных между собой 42 скобами.

«Сам по себе перелом черепа не столь страшен, – объяснил Sports.ru доктор медицинских наук, ведущий научный сотрудник НИИ СП им. Склифосовского Александр Талыпов. – Гораздо важнее сдавление головного мозга вдавленными фрагментами кости. В таком случае крайне важно как можно быстрее провести хирургическое вмешательство, дабы не допустить развитие отека и ишемии головного мозга».

Хирург, проводивший операцию, был изумлен, что такую травму футболист получил от столкновения на поле: «Это больше похоже на последствия серьезной автокатастрофы, нежели на столкновение двух человеческих черепов».

Он отметил медиков «Халла» и «Челси», которые грамотно оказали первую помощь и транспортировали Райана именно в клинику «Сент-Мэри».

«В голове у меня словно взорвалась бомба! Мы проехали мимо двух больниц, – вспоминает Мэйсон. – Док знал, что несколько минут назад я сломал череп, везти меня нужно только в «Сент-Мэри» – лучшее место для лечения подобных травм. Если бы меня повезли в ближайшую больницу, я был бы обследован там и переехал в «Сент-Мэри» позже. Но, слава богу, мы не потеряли драгоценное время».

Марк Уоллер – тот самый врач «Халла», оказавший первую помощь Мэйсону на поле. Несколькими месяцами ранее он поступил на курсы, посвященные черепно-мозговым травмам, и прямо на днях их закончил. Быть может, те новые знания спасли экс-футболисту сборной Англии жизнь.

Райана регулярно навещали партнеры, приезжали Гарри Кэйхилл и Джон Терри, функционеры «Халла» и тренер, открывший Мэйсону дорогу в большой футбол, – Маурисио Почеттино. Игроки «Тоттенхэм Хотспур» на один из матчей вышли в майках c восьмым номером и словами поддержки Райану, а трибуны «Уайт Харт Лэйн» непрестанно скандировали имя травмированного героя.

В один из дней дверь палаты распахнулась. Высокий человек улыбнувшись присел на стул у края кровати.

«Не двигайся и ничего не говори, – мягко сказал он. – Мне знакомо это чувство, когда каждое слово дается волевым усилием».

Перед Мэйсоном сидел вратарь «Арсенала» Петр Чех. Несколько месяцев он принимал активное участие в операции «Восстановление Райана». У них сложились невероятно теплые дружеские взаимоотношения, несмотря на то, что их судьбы связаны с разными районами Северного Лондона. Чех посоветовал Райану приобрести шлем, подобный тому, в котором играл сам вратарь, добавив к этому кучу советов и подсказок.

«Будь спокоен. Как приедешь домой, зашторь все окна и закрой двери. Первое время будет тяжело, но вскоре ты почувствуешь улучшения. Не вставай раньше времени, обойдись без гаджетов и слушай классическую музыку», – напутствовал Петр.

Необходимость шлема еще раз подтвердилась, когда во время обследования выяснилось, что толщина костей черепа Райана на 3 миллиметра меньше нормы (у обычного человека – 1,1 см, у Мэйсона – 0,8 см).

После восьми дней в «Сент-Мэри» Мэйсон отправился домой. И здесь во всей красе проявила себя его девушка Рэйчел:

«Во время операции мне удалили часть черепной кости и разрезали мышцы на правой половине лица. Правая височная мышца атрофировалась, и теперь я постоянно жевал жевательную резинку, чтобы восстановить мимику лица. Некоторое время мышца не была прикреплена к челюсти. Я не мог даже открыть рот в течение первых восьми недель, не говоря уже о том, чтобы съесть хотя бы ложку еды. Рэйчел кормила меня рисом, практически по зернышку. Она была потрясающей. В течение двух месяцев ей приходилось жить в доме без телевизора, без возможности выбраться на улицу, просто ухаживая за мной. Это было тяжело».

Но это были не первые трудности в карьере спортсмена. Он почти 15 лет провел в футболке «Тоттенхэма», где в молодежных командах играл с Харри Кейном, Томом Кэрролом и Андросом Таунсендом. Мэйсона нельзя назвать потрясающим футбольным талантом, но упорство, трудолюбие и любовь к футболу вознесли его в клуб премьер-лиги.

Это отмечал и Почеттино, который кастинговал Райана в сезоне-14/15. Первые игры «шпор» под руководством Маурисио казались ужасными. Команду так трясло, что матч Кубка Лиги против лидера чемпионшипа «Ноттингем Форест», мог стать для аргентинца началом конца лондонской истории Почеттино.

Перед стартом сезона Мэйсон впечатлил тренерский штаб, но травма лодыжки вывела его из строя на восемь матчей. Райан вернулся за два дня до матча с «Форест».

«Мы позвонили главе академии Джону МакДермотту, и он сказал: «Ох, он был великолепен. 90 минут сражался, показал характер в очень трудном матче. Было очень холодно и не самые лучшие условия для игры». Я ответил ему: «Окей, пусть приходит завтра утром, теперь он работает с главной командой. После той тренировки он попал на скамейку запасных», – вспоминает Маурисио Почеттино.

«Ноттингем» забил первым, и настроение на «Уайт Харт Лэйн» помрачнело – через три дня их команде предстояло Дерби Северного Лондона с «Арсеналом».

«Это был трудный матч, – продолжает Почеттино. – Я повернулся к Хесусу (Пересу, помощник Почеттино): «Скажи Райану готовиться». И он забил невероятный гол первым же касанием. Так он изменил свою и мою карьеру, это была фантастика».

«Шпоры» обыграли «Ноттингем Форест» (3:1), а затем Мэйсон вышел в стартовом составе против «Арсенала» (1:1).  

В том сезоне он провел 31 матч, 29 начал в основе. Вот только гениальный Мусса Дембеле и переведенный в опорную зону Эрик Дайер оказались конкурентами на редкость серьезными. Мэйсон рвал жилы и до отказа напрягал мышцы в матчах и на тренировках. Его не пугали традиционно лютые английские полузащитники, похожие на очеловеченных бульдогов. Он боролся с ними как с равными, вызывался в сборную Англии и забивал победные голы ценой травмы. Но и это не помогло остаться у Маурисио.

После сезона-2016/17 Мэйсон отправился в «Халл», чтобы стать самым дорогим игроком в истории клуба (13,5 млн стерлингов). «Халл» был плох в первом круге под руководством Майка Филана, чуть лучше после прихода Марку Силвы. Мэйсон должен был вытащить клуб из трясины, но роковая травма испортила все.

«Халл» оказался в чемпионшипе, а Мэйсон – на продолжительном больничном. Спустя пять месяцев после перенесенной операции, обладатель пятнадцати металлических пластин и сорока двух скоб вернулся к тренировкам. К тому времени менеджмент «тигров» определился с новым коучем, им стал Леонид Слуцкий.

«Я познакомился с Райаном и погрузился в его проблему глубже. Постоянно отслеживал моменты, связанные с его здоровьем», – вспоминает он.

Слуцкий подключал Райана к тренировкам. Англичанин выходил на поле в специальном шлеме, который ему советовал Петр Чех, но об игре головой не могло быть и речи.

«Насколько можно было вернуться, Райан себя вернул. Он полностью восстановил двигательную моторику и умение смотреть влево-вправо. Вначале одна сторона его сильно ограничивала, глаза в полном объеме не двигались. Потом все это восстановилось, и был только один вопрос – что скажут доктора, если он вновь сыграет головой. А дальше он сам должен был решать. Но, естественно, никто из докторов не взял на себя ответственность», – описал ситуацию Слуцкий.

Как не взял на себя ответственность и сам Райан. Спустя 13 месяцев после травмы Райан вышел в инстаграм с сообщением, до краев наполненным тоской.

«Я ухожу из футбола, зная, что я сделал все возможное за последние 13 месяцев, чтобы вернуться на поле. Я доволен тем, что посвятил жизнь тому, чтобы играть в футбол на высочайшем уровне. Усердная работа всегда вознаграждается! Я люблю эту игру и всегда буду любить. Я взволнован в ожидании того, куда дальше приведет меня футбол».

«Последствия подобных травм сложно оценить моментально. Разрушение мозгового вещества запускает сложный процесс вторичных повреждений мозга, которые продолжаются длительное время и несмотря на кажущееся полное восстановление приводят к снижению его функций. Только постоянное наблюдение может позволить дать обоснованный ответ о состоянии здоровья и перспективах пациента. Таким образом, решение о завершении профессиональной карьеры выглядит полностью обоснованным», – говорит Александр Талыпов.

Сегодня о будущем хавбека известно лишь то, что Маурисио Почеттино предложил Райану работу в «Тоттенхэме».

«В клубе есть много людей, с которыми я поддерживаю теплые отношения. Я провел в клубе 18 лет, поэтому было бы глупостью не вернуться туда. «Шпоры» всегда были в моем сердце, поэтому в ближайшем будущем я вернусь в клуб».

Паузу Мэйсон заполняет работой на телевидении – разбирает матчи премьер-лиги и чемпионшипа для каналов BT Sport и BBC. Само собой, Райан уже был на играх «Халла» и «Тоттенхэма».

«Перед Райаном и его семьей открывается новая дверь в будущее. В последние несколько дней он не раз бывал на клубной базе. Мы беседовали с ним и Джоном МакДермоттом и если Райан пожелает, то будет работать моим помощником в клубной академии. Уверен, что он добьется успеха во всем, чем решит заниматься. Для меня он символ тех перемен, которые произошли после нашего прихода в «Тоттенхэм». Я всегда буду готов помочь Райану, равно как и клуб, потому что мы любим его, Рейчел, Джорджа и всю его семью», – сказал Почеттино.

На днях Райан приходил в авторскую программу Джермейна Дженаса на BBC, где говорили о 13 месяцах тяжелого восстановления и особенностях новой жизни. Дженас активно разъяснял Мэйсону, что теперь у него будет много свободного времени.

«Я сделаю все, чтобы он начал новую карьеру, особенно в мире медиа. Многие люди смотрят на меня как на парня, который легко перешел от игроцкой карьеры к телевидению. Поэтому я смогу оказать Райану любую поддержку, если он захочет работать в этой индустрии», – рассказал Джермейн.

Сейчас Райан отлично выглядит, улыбки сменяют одна другую, как бы сообщая: жизнь продолжается.

«Я пока еще не знаю, что буду делать дальше. Посмотрю, кто будет во мне заинтересован. Я закончил с футболом несколько дней назад, сейчас я хочу провести время с семьей, увидеть родственников, и только потом приму какое-либо решение».

Фото: Gettyimages.ru/Clive Rose; globallookpress.com/Daniel Bearham/Colorsport; Gettyimages.ru/Richard Heathcote, Gareth Copley; twitter.com/RyanMason; globallookpress.com/David Klein/Sportimage; Gettyimages.ru/Marco Luzzani; instagram.com/ryan8mason; Gettyimages.ru/Ashley Allen

Футбол, хоккей, баскетбол, теннис, бокс, Формула-1 – все новости спорта на Sports.ru