Слухи » Шоу-бизнес » Скандалы » Тайны кабинета Glencore
Тайны кабинета Glencore

Как продавец российской нефти был связан с офшорной юридической фирмой Appleby

Исходя из внутренних файлов юридической фирмы, нефтяной, минеральный и зерновой трейдер Glencore подписывал секретные соглашения и предоставлял миллионные займы бизнес-партнеру с высокой степенью риска. Russiangate перевел текст о продавце российской нефти.

Основные выводы

·       Компания Glencore была одним из крупнейших клиентов офшорной юридической фирмы Appleby.

·       Горнодобывающая компания перенаправляла миллионы долларов через офшорные зоны и отбивалась от судебных исков и налоговых счетов.

·       Обсуждения совета директоров проливают свет на конфиденциальные переговоры по поводу скандальных горных работ в  Конго.

Кабинет Glencore на плане этажа

Кабинет Glencore в офисе юридической фирмы Appleby на Бермудских островах не представлял собой ничего экстраординарного.

Располагающийся напротив женской уборной кабинет, предназначенный для одного из самых важных клиентов офшорной юридической фирмы,  вмещал в себя шкаф для хранения документов, компьютер, телефон, факс и чековую книжку. Однажды, в 2009 году, он превратился в праздничное пространство. «У меня сегодня День рождения», — написал именинник. «Торт на третьем этаже в офисе Glencore».

Однако, несмотря на внешнюю простоту, в кабинете таилось множество секретов.

Glencore — он же Glencore PLC, один из крупнейших в мире горнодобывающих и сельскохозяйственных конгломератов, занимающий 16-е место в списке крупнейших мировых компаний Fortune Global 500, доходы которого в прошлом году превысили $ 170 млрд. Это крупнейший в мире торговец сырьевыми товарами, поставщик цинка и кобальта, продавец пшеницы и нута; его продукция затрагивает практически любого, кто когда-либо был за рулем автомобиля, держал в руках смартфон или ел ломтик хлеба.

Glencore также широко присутствовал в кабинетах государственных следователей, которые в течение многих лет тщательно изучали деятельность торгового гиганта, штрафовали и критиковали его.

Теперь же утечка офшорных финансовых данных из кабинета Glencore и за его пределами приоткрыла завесу, и некоторые из самых больших секретов Glencore стали доступны для тщательного изучения.

Данные, названные «райскими документами», происходят из офисов офшорной юридической фирмы Appleby и поставщика корпоративных услуг Estera, которые осуществляли совместную деятельность под именем Appleby до 2016 года. Копии 6,8 миллионов документов, содержащих информацию о десятилетиях деятельности в главном Бермудском и других офисах, были получены немецкой газетой Süddeutsche Zeitung, которая поделилась ими с Международным консорциумом журналистов-расследователей (ICIJ) и 94 медиапартнерами.

Досье на Glencore состоит из конфиденциальных электронных писем, протоколов заседаний совета директоров, диаграмм реструктуризации налогообложения, кредитных соглашений на миллиард долларов, договоров о продажах и откровенных разговоров о том, какие правила можно и какие нельзя обойти в рамках обсуждения риска/выгоды.

Полученные материалы вносят ясность в то, как мировой гигант при помощи доверенной офшорной юридической фирмы использует «финансовые убежища», чтобы держать прибыльные сделки под завесой секретности, даже при то, что он обладает огромным влиянием в богатых ресурсами, но пораженных коррупцией странах. Согласно документам Appleby, компания Glencore перенаправляла миллионы долларов через Бермудские острова и другие «налоговые гавани» и боролась с судебными исками и налоговыми счетами в Европе и странах Карибского бассейна.

Однако именно в самой бедной стране в мире — Демократической Республике Конго (ДРК), где Glencore заинтересовался крупными медными рудникам, — история Glencore раскрывается в мельчайших подробностях на основании просочившихся документов.  На протяжении многих лет следователи пытались полностью воссоздать историю отношений между Glencore и Дэном Джертлером, израильским бизнесменом со связями на высоком уровне в ДРК, который помог Glencore договориться о доступе к крупному руднику Катанги (провинция ДРК). В новых разоблачениях, обнаруженных на более чем тысяче страницах документов, излагается, как Glencore предоставил кредит в размере 45 миллионов долларов подконтрольной компании Джертлера, в то время как тот помог заключить сделку о руднике с должностными лицами ДРК.

Просочившиеся файлы дают наиболее подробные доказательства закулисного лоббирования и денежных потоков, которые помогли компании Katanga, в которой на тот момент Glencore был только акционером, получить лицензии на добычу. В документах также поднимаются вопросы о том, как Katanga, впоследствии перешедшей под руководство Glencore, удалось заплатить цену, которая, по мнению критиков, ниже реальной стоимости лицензий.

Отвечая на вопросы ICIJ, в Glencore сказали, что цена на лицензии на добычу была согласована до того, как Джертлер принял участие в переговорах, и что их заем компании, контролируемой Джертлером, был «сделан на коммерческих условиях» со стандартными действующими положениями.

Представители Glencore также сообщили, что недавно они переместили большинство подразделений с Бермудских островов в Швейцарию и Великобританию.

Рудник Kamoto Oliveira Virgule (KOV)

Рудник Катанги

В начале нового столетия Демократическая Республика Конго была беспорядочным местом. В 2003 году закончилась затяжная гражданская война, и в 2006 году в стране состоялись первые за 40 лет выборы. Под руководством президента Жозефа Кабилы в ДРК учредили группу специалистов для пересмотра контрактов с иностранными компаниями на добычу полезных ископаемых. Этот пересмотр вызвал смятение в штаб-квартирах корпораций в Европе, Азии и странах Северной и Южной Америки, в том числе в офисах Katanga Mining Ltd.

Горнодобывающая компания с главным офисом в Канаде обладала правами на ценные месторождения меди в ДРК, а Glencore, уже будучи акционером Katanga, поглядывал на рудник с еще большим энтузиазмом.

К началу 2008 года, когда надвигалась оценка контракта с ДРК и на карту были поставлены сотни миллионов долларов, Katanga и ее акционеры были вынуждены действовать.

Как говорится в одном из откровений, найденных в протоколе встречи из клиентского архива Appleby, изначально в Katanga считали, что им не о чем беспокоиться. Несмотря на «политическую окраску» государственной группы экспертов, главный руководитель Katanga сообщил членам совета директоров в феврале 2008 года, что страна вряд ли захочет получить большую долю в рамках существующего соглашения о совместной деятельности.

Несколько месяцев спустя, однако, государственная горнодобывающая компания ДРК, которая вела переговоры о контрактах на добычу полезных ископаемых с частными инвесторами, стала настаивать на изменениях в предложениях Katanga относительно того, как будет работать рудник. Конголезская правительственная горнодобывающая компания сделала ряд контрпредложений, которые были «совершенно неприемлемы», — согласился совет Katanga на совещании в июне 2008 года.

А затем совету директоров неожиданно пришел в голову план.

«Дэн Джертлер, у которого был значительный косвенный интерес к компании, должен получить мандат от совета директоров для проведения переговоров с властями ДРК», — сошелся во мнениях совет Katanga на обеденной встрече 23 июня, которая состоялась в отеле Hilton недалеко от аэропорта Цюриха. Среди членов правления Katanga присутствовал Телис Мистакидис, акционер и директор Glencore.

Джертлер, израильский алмазный и медный дилер, который владел акциями в Katanga через офшорный доверительный фонд, имел связи с влиятельными людьми в ДРК. Он был особенно близок с правой рукой президента Кабилы Августином Катумбой Мванке. Адвокаты Джертлера сообщили ICIJ, что двое мужчин познакомились «на личной основе» лишь после ухода Катумбы из правительства.

Известного многим конголезцам как «Бог-Отец» Катумбу также знали как человека, к которому может обратиться любой, кто ищет доступ к огромным запасам природных ресурсов ДРК.

Однажды Джертлер, Катумба и их семьи отдыхали вместе на яхте в Красном море, перед тем как Катумба собирался лечь в израильскую больницу для проведения операции. После того как операция прошла неудачно и Катумба впал в кому, Джертлер в срочном порядке вызвал 13 докторов, в том числе трех из Лондона.

«Дэн не покидал меня в течение 12 дней, которые я провел в больнице», — позже написал в своих мемуарах Катумба. — «Он бросил все, свое дело, свою семью, свою жизнь. Он сидел у моей кровати днем и ночью». По рассказам Катумбы, Джертлер спас ему жизнь.

Близость Джертлера к власти привлекла международное внимание. В 2001 году в двух соответствующих докладах Организации Объединенных Наций об использовании природных ресурсов ДРК, включая «кровавые алмазы» или драгоценные камни, которые продают для финансирования враждующих армий, описывалось приятельство Джертлера с Кабилой и сообщалось, что одна из компаний Джертлера получила высокодоходную алмазодобывающую монополию. В одном из докладов предполагалось, что в рамках этой сделки Джертлер согласился обменять алмазы на поставки оружия конголезским вооруженным силам в то время, когда наблюдатели за соблюдением прав человека сообщали, что враждующие национальные армии, ополченцы и полевые командиры убивали и насиловали без разбора.

Годы спустя, в 2013 году, экспертная группа, возглавляемая бывшим генеральным секретарем ООН Кофи Аннаном, утверждала, что компании Джертлера приобрели горнодобывающие активы у ДРК в среднем за одну шестую их коммерческой стоимости.

Адвокаты Джертлера сообщили ICIJ, что он отрицает подозрения, выдвинутые в докладах ООН 2001 года, а также утверждает, что ему не давали возможности прокомментировать ситуацию до публикации. По их словам, Организация Объединенных Наций не цитировала его с 2001 года. Адвокаты Джертлера рассказали ICIJ, что его компаниям не была предоставлена возможность ответить на утверждения, сделанные в докладе 2013 года, утверждения, которые компании «категорически опровергают».

«Господин Дэн Джертлер — уважаемый бизнесмен, который жертвует огромную часть своего состояния и времени для нуждающихся и разных сообществ», — заявили его адвокаты ICIJ. «Он ведет бизнес честно и справедливо, а также строго в соответствии с законом».

Оптимизм, уныние, настойчивость

Financial Times, Bloomberg, антикоррупционная некоммерческая организация Global Witness и другие потратили годы, сопоставляя сделки с участием Glencore, Джертлера и лидеров ДРК, пытаясь понять, каким образом одна из самых богатых природными ресурсами стран в мире осталась такой бедной. Утечка документов из архивов Appleby позволила взглянуть на ежемесячные отчеты о том, как Glencore прибегала к помощи Джертлера.

Вскоре после соглашения о привлечении Джертлера, достигнутого в июне 2008 года в Цюрихе, в Katanga отпраздновали хорошие новости. Исходя из внутренних файлов Appleby, уходящий с поста исполнительный директор компании сообщил совету директоров во время телефонной конференции месяц спустя: «Дэн Джертлер очень хорошо выполнил требования мандата. Последние 2 дня встречи были чрезвычайно продуктивными».

Новый протокол о сотрудничестве предусматривал дополнительные лицензионные отчисления правительству в размере 10 миллионов долларов США, но в целом совет Katanga выразил одобрение по поводу соглашения.

В октябре 2008 года Glencore назначил управляющего директора Glencore Стивена Айзекса, временного генерального директора Katanga. И вскоре государственная горнодобывающая компания ДРК вернулась с новыми требованиями, в том числе прося «дополнительные деньги» в размере 585 миллионов долларов в качестве бонуса за подписание договора.

Чтобы решить этот «жизненно важный вопрос», совет решил, что четыре директора Katanga, в том числе Айзекс и Мистакидис, снова «проведут обсуждение с Дэном Джертлером».

Когда директора беспокоились о требованиях правительства о большем количестве денег, компания была стеснена в финансах. Записи показывают, что Katanga искала деньги у потенциальных инвесторов, чтобы они могли помочь ей продолжить торговлю.

И вдруг компания попала под золотой дождь.

Спасительный заем

В феврале 2009 года Katanga объявила на фондовой бирже Торонто о крупном займе от Glencore и других компаний, включая Lora Enterprises, компанию Британских Виргинских Островов, принадлежащую доверительному фонду, который приносит прибыль семье Джертлера. Детали были опущены.

В 2014 году Global Witness, некоммерческая группа по борьбе с коррупцией, базирующаяся в Великобритании, обнародовала документы, свидетельствующие о том, что Glencore предоставил капитал, который компания Джертлера, в свою очередь, дала взаймы Katanga. Впоследствии компания Джертлера и Glencore приобрели новые акции в Katanga.

Теперь документы и обмены, обнаруженные в файлах Appleby, дают более полное представление о том, как кредит Glencore, предоставленный компании Джертлера, удерживал израильтянина со связями на стороне Glencore в качестве заинтересованного партнера Katanga, пока Katanga входила в последние месяцы переговоров с правительством ДРК.

Вот как появились займы: 9 января 2009 года, когда переговоры с ДРК все еще продолжались, Glencore отправил своим адвокатам с Бермудских островов документы, среди которых были условия сделки. «Glencore обязуется использовать свой голос в совете Katanga, чтобы добиться того, чтобы исключительно у Дэна Джертлера были полномочия на оказание помощи Katanga в завершении оформления условий совместного предприятия», — говорится в заявлении.

Один документ наделял штатного адвоката Glencore и Мистакидиса, директора Glencore, который также состоял в совете Katanga, полномочиями на утверждение двухлетнего кредита в размере 45 миллионов долларов для Lora Enterprises.

Согласно условиям сделки, Glencore имел право потребовать погашения кредита в том случае, если совместное предприятие, по поводу которого Джертлер помогал вести переговоры с ДРК, не завершится в течение нескольких месяцев. Другими словами, кредит Джертлеру от Glencore на сумму 45 миллионов долларов был возможен лишь при условии, что власти ДРК согласятся на сделку с Katanga.

Дэн Джертлер на медно-кобальтовом комплексе Katanga Mining во время осмотра работ в 2012 году в Колвези, Демократическая Республика Конго

«Соглашение о займе Lora отражает надлежащие условия, согласованные по принципу независимости сторон», — юристы Джертлера пояснили ICIJ и его партнерам, добавив, что в сделках с африканскими горнодобывающими компаниями нередко требуется погашение кредита, если совместное предприятие терпит неудачу. Кредит Lora был полностью погашен в 2010 году и «ни Lora Enterprises, ни г-н Джертлер, ни какая-либо компания или лицо, связанное с ними, не получали кредитные средства напрямую», — заявили юристы.

В марте, через два месяца после того, как была достигнута договоренность об условиях сделки, генеральный директор Katanga объявил на заседании правления, что он встречался с Джертлером в Киншасе, столице Конго. «В результате. . .  Katanga представила пересмотренные предложения, которые привели к разрешению большинства вопросов» с властями ДРК, согласно протоколам собрания.

Сделка не просто сдвинулась с места, сказал генеральный директор, Katanga также убедила ДРК принять бонус за подписку в размере 140 миллионов долларов вместо более 580 миллионов. Сокращение бонуса означало, что Katanga заплатит одну четвертую того, что заплатили бы в среднем в то время за тонну меди почти все другие горнодобывающие компании, утверждает Элизабет Цезенс, эксперт по конголезским сделкам в горнодобывающей отрасли, которая изучила просочившиеся документы.

Сделка между Katanga и ДРК была подписана в июле 2009 года, спустя несколько недель после того, как Glencore снова увеличил свою долю в Katanga, достигнув почти полного контроля.

«Из документов следует, что если бы Джертлер не смог добиться этого контракта, то Glencore мог потребовать немедленного погашения кредита в размере 45 миллионов долларов», — сказала Цезенс.

«При этом Glencore проигнорировал многие настораживающие моменты, которые должны были вызвать опасения у людей мистера Джертлера, и тем самым подвергнулся риску несоблюдения правил по борьбе с коррупцией», — прокомментировала Цезенс, которая консультирует Carter Center, некоммерческую группу по правам человека, основанную бывшим президентом США Джимми Картером.

На ежегодном заседании компании в 2017 году председатель Glencore сообщил медиа-партнерам ICIJ, что их проверки биографических данных о Джертлере были проведены «обстоятельно и тщательно». В письменном ответе Glencore также упоминается, что соглашение о бонусе за подписку было принято до мандата Джертлера.

Адвокаты Джертлера «четко и недвусмысленно» заявили, что утверждения о том, что займы использовались для совершения коррупционных платежей, «ложны и не имеют каких-либо оснований. . .   Мистер Джертлер категорически отвергает их».

Katanga не получила никаких льготных условий в рамках совместного предприятия в результате участия Джертлера, сообщили его адвокаты ICIJ и медиапартнерам. По их словам, все переговоры проводились на законной основе.

В феврале 2017 года Glencore купил долю Джертлера в основных рудниках ДРК, включая рудник Катанги, на сумму более 500 миллионов долларов.

После 10 лет деловых переговоров и тысяч страниц документов, вращающихся в офшорных компаниях, Glencore и ДРК теперь почти полностью владеют шахтами Катанги.

За пять месяцев до того, как Glencore выкупил Джертлера, Министерство юстиции США завершило дело о взяточничестве, возбужденное в отношении нью-йоркского хедж-фонда Och-Ziff Capital Management Group в соответствии с Законом о борьбе с коррупцией за рубежом. В обсуждении этого дела Министерство юстиции упоминало компанию Lora Enterprises, которая обозначается в решении по делу как компания, контролируемая израильским «партнером ДРК», имя которого не называется и которым, по мнению многих, является Джертлер.

В Минюсте США утверждали, что компания Och-Ziff предоставила Lora Enterprises 110 миллионов долларов в ноябре 2010 года и что в период с того момента по февраль 2011 года «из-за Партнера ДРК было необходимо выплатить примерно 20 миллионов долларов в виде коррумпированных платежей различным должностным лицам ДРК», в том числе неназываемому «чиновнику ДРК-2», которым считался Августин Катумба Мванке. В сентябре 2016 года дочерняя компания Och-Ziff признала вину и согласилась выплатить 413 миллионов долларов в качестве неустоек и штрафов.

Согласие Министерства юстиции с Och-Ziff «не является свидетельством чего-либо против мистера Джертлера», — заявили его адвокаты. «В той мере, в какой такое соглашение, по утверждениям, имеет отношение к мистеру Джертлеру, все происходило без какого-либо участия с его стороны или какой-либо возможности дать какие-либо комментарии…  Мистер Джертлер категорически отвергает любые утверждения о неправомерных действиях или преступлении». Президент ДРК Жозеф Кабила так и не ответил на неоднократные просьбы прокомментировать ситуацию. Катумба погиб в авиакатастрофе в 2012 году.

Компании Lora Enterprises не были предъявлены обвинения в рамках дела Och-Ziff, в котором Glencore не фигурировал.

«Корпоративный титан» Марк Рич

Пронырливая практика ведения бизнеса Glencore в постконфликтной центральной Африке не удивляет никого, кто знаком с компанией и ее историей.

Glencore является корпоративным преемником торговой фирмы, основанной Марком Ричем, скандально известным финансистом, который провел годы в качестве беглеца в списке «самых разыскиваемых» ФБР, прежде чем его помиловал президент Билл Клинтон в последний день его пребывания в должности в 2001 году.

Ребенок-беженец из оккупированной нацистами Бельгии, Рич учился в частных школах на Манхэттене, бросил Нью-Йоркский университет и начал работать в компании по торговле металлами, Philipp Brothers, ныне PhiBro, где он познакомился со своим будущим партнером Пинкусом Грином. В 1974 году они переехали в Швейцарию и основали компанию Marc Rich + Co AG,  затем переименованную в Glencore Xstrata PLC, которая торговала железом и металлами, прежде чем стала продавать российскую и африканскую нефть, европейское зерно и многое другое.

Рич, как позже выразились в Vanity Fair, «процветал как кредитор и меняльщик  благодаря странам третьего мира и Восточного блока, которые испытывали трудности с финансами или долговыми обязательствами и которые в качестве залога могли предоставить товары, которые Рич мог добыть и продать для получения солидной прибыли».

В 1983 году Рича и Грина обвинили в США в уклонении от уплаты налогов и обхождении эмбарго на торговлю с Ираном во время иранского кризиса с заложниками. Вместо того, чтобы предстать перед судом по 65 пунктам обвинительного заключения, Рич сбежал.

Он продолжал возглавлять компанию до 1993 года, когда дерзкая попытка загнать мировой рынок цинка в угол провалилась, оставив фирму с долгами в размере 172 миллионов долларов. Под давлением со стороны партнеров Рич продал контрольный пакет акций в 1994 году за 600 миллионов долларов. Компания переродилась в Glencore — название, как сообщается, было образовано из первых двух букв каждого слова — Global Energy Commodities and Resources (Всемирные энергетические товары и ресурсы).

Glencore процветал без Рича, и в 2011 году был зарегистрирован на Лондонской фондовой бирже. В одночасье небольшая группка директоров-акционеров стали мультимиллионерами. Генеральный директор Айван Глазенберг стал настолько богат, что в швейцарской деревне Рюшликон, в которой он живет, сократились муниципальные налоги для всех других жителей благодаря тому, что его налоги увеличились. В 2013 году Glencore завершила поглощение горнодобывающего гиганта Xstrata в рамках одного из крупнейших в истории корпоративных слияний в сфере природных ресурсов, образовав одну из крупнейших в мире горнодобывающих компаний, торгующих сырьевыми товарами.

Швейцарская компания упорно трудилась над улучшением своего имиджа. Она профинансировала антималярийные программы в Замбии, спонсировала корабль для изучения черепах для коренных австралийцев и помогла вылечить от глистов коров, альпак и лам в Перу.

Тем не менее,Glencore так и не избавился от негативного освещения в СМИ. В последние годы протестующие сотрудники жаловались на опасные условия труда и несправедливую заработную плату в Канаде, Австралии, Буркина-Фасо, Намибии и Колумбии. Австралийские ученые связали горные работы компании с загрязнением воздуха и почвы, которые привели к отравлению свинцом у детей. После заявлений об уклонении от уплаты налогов в Замбии в 2011 году банк развития Европейского союза приостановил кредитование дочерней компании, владеющей медной шахтой в Замбии. На Филиппинах в 2012 и 2013 годах военизированные силы убили трех сельских жителей во время протестов против месторождений меди и золота Glencore, а в Аргентине в 2017 году суд приостановил операции по добыче золота и меди, частично принадлежащие компании, после поступления жалоб о загрязнении. Glencore отрицает обвинения в совершении правонарушений во всех этих случаях.

Не обошлось и без Appleby

Со всем этим Glencore помогала справляться премиальная офшорная юридическая фирма Appleby.

Appleby долгое время работали с Марком Ричем по деловым вопросам, в том числе в сфере недвижимости, даже после того, как его обвинили в 1983 году в Соединенных Штатах. Когда в июне 2013 года стало известно о гибели Рича, старший юрист Appleby отправил электронное письмо главному юристу Glencore: «От имени партнеров и сотрудников Appleby, пожалуйста, примите наши самые искренние соболезнования в связи с кончиной г-на Марка Рича. Он был настоящим Корпоративным Титаном нашего времени.

Электронное письмо из «райского досье»

Glencore был давним крупным клиентом Appleby, которая в 2016 году выделила значительную часть своих корпоративных услуг и бизнес по управлению частным капиталом в независимую компанию Estera. 107 офшорных компаний Glencore, взятые вместе, сделали конгломерат одним из важнейших клиентов Appleby.

Glencore работал с Appleby по крупным проектам с кодовыми названиями, такими как Project USA (когда он купил крупнейший в Канаде зерноуборочный комбайн в 2012 году), Project Great Game (бизнес-сделка в России) и проекты Ranger, Sunset, Everest и Pebble. Сотрудник Glencore рассказал Appleby, что у компании нет полной диаграммы, показывающей все офшорные подразделения, «главным образом потому, что она бы заняла целую стену :)».

Кабинет Glencore был предназначен для того, чтобы у компании был «надежный физический след» на острове с нулевым налогом, как говорится в электронном письме 2014 года от управляющего директора Appleby. Специальная комната могла помочь Glencore держать свои налоги под контролем, заверяя любого любопытного налогового инспектора, что компания вела на острове реальный бизнес, сказали эксперты ICIJ.

Согласно данным Appleby, головной офис Glencore в Швейцарии насчитывает 800 сотрудников. В финансовом подразделении на Бермудских островах в компании значился только один сотрудник Appleby, который подрабатывал в качестве врио официального директора Glencore «очень ограниченное количество часов». Трудовой договор был разработан так, чтобы временно замещающий директора находился ниже пороговых значений, которые бы повлекли подоходный налог и страховое покрытие по социальному обеспечению, отмечается в документе, подготовленном Appleby в мае 2014 года.

Документы Appleby также говорят о внутренней обеспокоенности по поводу требований, которые Glencore, надежный источник дохода, предъявлял Бермудской юридической фирме на протяжении многих лет.

Однажды в 2006 году адвокат Appleby сказал, что он откажется подписывать документ, в котором говорится, что займы в 2 миллиарда долларов от Glencore его дочерним компаниям «принесут прибыль компании». Он объяснял это тем, что он не читал документа.

«Обсуждение соотношения риска и вознаграждения чрезвычайно важно»,  — сказал он. В конечном итоге адвокат подписал документ в соответствии с обращенной к нему просьбой.

Запросы от Glencore о том, чтобы сотрудники Appleby оформили документы задним числом, не раз вызвали опасения, как обнаруживается в клиентских файлах Appleby. 6 мая 2009 года Glencore попросил Appleby подписать утвержденное советом заявление от 28 апреля. Glencore вели дела «нечестно, на мой взгляд», заявил администратор Appleby на Бермудских островах.

В конце 2013 года адвокат Appleby пожаловалась коллеге на то, что Glencore попросил ее подписать документ, в котором по сути дела говорится, что компания Glencore одобрила решение, прежде чем оно было принято на самом деле. «Glencore опять взялись за старое», — писала адвокат.

Glencore отказался комментировать практику оформления документов задним числом. Компания соблюдает свои налоговые обязательства, сообщили они ICIJ. Appleby не ответили на подробные вопросы, но опубликовали заявление для печати, в котором говорилось: «Мы офшорная юридическая фирма, которая консультирует клиентов по легитимным и законным способам ведения бизнеса. Мы не допускаем незаконное поведение».

Согласно записям со встречи в Цюрихе, обе стороны договорились прекратить датирование документов задним числом в 2014 году.

Страдания и выживание

Находясь вдали от Швейцарии и специального кабинета на Бермудских островах, конголезцы, живущие и работающие вблизи шахт, имеют собственные претензии к деятельности Glencore.

Майор Леони Каманда, руководитель национального парка из Кисенды, города, близкого к другой шахте Glencore в богатом медью регионе Катанги, много лет наблюдала за тем, как растительность парка становилась желтой, к чему, по ее мнению, привел минеральный сток от добычи меди и кобальта внутри и вокруг парка. Каманда работает на территории охраняемого охотничьего заповедника, где бегемоты, обезьяны и буйволы живут в соседстве с горными работами, проводимыми различными родительскими компаниями.

Горные компании не проявляют должного уважения к окружающей среде, заявила Каманда, и вырубка лесов — очень распространенное явление. По словам Glencore, их политика и практики в области экологии соответствуют международным и промышленным стандартам и даже превосходят их.

Сообщается, что 60–70 процентов жителей региона, где ведется деятельность Glencore, живут в бедности, несмотря на то что это самый богатый минералами регион ДРК. Потребовалось не менее 10 лет, чтобы в некоторых городах, близких к руднику, появилась проточная вода, сказал Кристиан Сапу Канконд из Института благого управления и прав человека. «Проблема выживания населения оставлена на произвол судьбы».

«Мы — единственные в этих местах», — говорит Даудет Китва Калуми, адвокат по правам человека в Колвези, крупнейшем городе, близком к совместному предприятию Katanga Mining. «Если пройтись по городу, страдания людей можно прочесть буквально на их лицах».

Оригинал материала: "RussianGate"

СКАНДАЛЫ.ру