«Судей критиковать нельзя – давайте не критиковать и меня». ЦСКА и «Химки» продолжают воевать

Вторая игра серии – опять драма (89:84).

Лучшее, что сделали «Химки» во втором матче – играли так, как будто не было первого, не было судейской ошибки и последующих ее обсуждений.

За день Барцокас исправил несколько определяющих вещей:

1. Его команда не только стала более уверенно выглядеть на подборе, но даже выиграла щит (35-33)

2. Его команда еще больше отошла от статуса «Швед и остальные» и выдала несколько качественных отрезков, когда лидер сидел на скамейке. Едва ли не впервые в сезоне у «Химок» получалось двигать мяч и находить открытые броски, не задействуя Шведа в качестве тарана.

3. Его команде удалось соблюсти баланс между игрой на периметре (где у них было 60% после первой половины), и игрой под щитом (где Томас Робинсон четыре раза не смог занести из-под кольца). Сюрприз-сюрприз, благодаря большему давлению в «краску» они даже опередили ЦСКА по числу выброшенных штрафных (22 к 20).

К середине второй четверти показалось, что у ЦСКА будут проблемы. И Маркович, и Швед слишком легко выходили на простор, а система подстраховки у красно-синих совершенно не годилась: перед разыгрывающими ставили стену, а они находили передачей партнера на дуге. Ни Дженкинс, ни Андерсон, ни Гилл промахиваться не собирались.

«Химки» повели 39:34.

Ииииииииии все немедленно испарилось.

Тут же Маркович засуетился и допустил ненужную потерю, когда попытался перевести мяч сразу в зону ЦСКА, Зубков – сделал еще одну. А Кори Хиггинс и Серхио Родригес за три владения привезли «Химкам» 7 очков.

«Мы много не забили, допустили много потерь и иногда играли, руководствуясь больше энтузиазмом, чем логикой», – посетовал Барцокас.

Лучшее, что сделал ЦСКА во втором матче – это так легко перестроился на игру без ДеКоло и Хайнса, как будто и не эти двое являются лучшими в Европе на своих позициях.

Шероховатости, конечно, были заметны.

Где-то атака выглядела чересчур упрощенной и прямолинейной – Курбанов упрямо пытался сдвинуть с места Шведа и Вяльцева. Где-то Итудис не скрывал досады – Лео Вестерманн выбросил три открытых трехочковых и помог ЦСКА прийти к нехарактерно убогому проценту (4 из 13 к первой половине). Где-то не оправдывался расчет на Фридзона и Андрея Воронцевича: первый вышел, допустил несколько ошибок на обеих половинах за 2 минуты и ушел, второй не очень комфортно чувствовал себя на позиции центрового и запомнился неуклюжей пробежкой там, где можно было забивать из-под кольца.  

Но все трудности на ЦСКА вообще не действовали.

«У нас группа очень целеустремленных игроков, и все они многое умеют и готовы многое делать, – рассказал Итудис. – Они понимают, что сейчас они должны сыграть и за тех, кто отсутствует. Нам нужно еще больше помощи и от других игроков. Есть очень много сложностей. Ротация должна быть другая – особенно если мы убираем Уилла с четвертого номера, и нам так не хватает там игрока. Мы еще посмотрим видео, чтобы понять, где нам нужно лучше читать игру, как нам еще компенсировать отсутствие Хайнса и ДеКоло. Пока поздравляю свою команду с желанием играть, бороться, жертвовать ради общей цели».

Это сложно недооценить – ЦСКА потерял своих лидеров на стадии плей-офф, но в очередной раз показал, что в команде даже чересчур много топовых игроков.

Сначала армейцы нашли верные пропорции для сбалансированной атаки. Игра внутрь и надежда на подборы Хантера перестали быть столь абсолютными, как в первом матче.

ЦСКА где-то действовал в том же ключе – в начале третьей четверти Клайберн врывался в «краску», принимал мяч и пробовал на прочность Егора Вяльцева, сначала Вяльцев пытался общаться с Клайберном, но после пары фолов уже переключился на судей.

А где-то понадеялся на нового лидера и сметил акценты на периметр – Родригес выступил в роли застрельщика и, получая свободу для броска, после высоких пик-н-роллов оказался для «Химок» неразрешимой загадкой. Испанец установил личный рекорд результативности – 26 очков, а также добавил 10 передач. В тех матчах, когда у него все получается, Родригес – совершенно невыносимый тип: слишком быстрый, слишком юркий, слишком высоко выпрыгивающий и задирающий траекторию броска, он производит депрессивное впечатление даже на таких стойких товарищей, как Чарльз Дженкинс.

Затем же, после первой половины, перестроилась и защита.

«Очевидно, что многое можно делать лучше, но я настроен позитивно, – поделился радостью Итудис. – Считаю, что мудрость сегодня была на нашей стороне. Когда «Химки» добились перелома, мы, как и в предыдущем матче, здорово читали ситуации, были спокойны и довели дело до удачного завершения».

ЦСКА вновь подходил к Шведу с разными вариантами защиты, где-то очень агрессивно страховал, допуская риски, где-то наоборот оставлял Хантера разбираться своими силами. И на дистанции это вновь оказалось эффективно: самый опасный игрок «Химок» допустил 5 потерь, выбросил 2 из 9 с дистанции и лишь три раза смог прорваться под щит. Его созидательные способности преуменьшить удалось не сильно, но Итудис владеет большей информацией и совершенно точно подсчитывает риски. Выглядит вся эта конструкция не слишком внушительно, но пока подсчеты тренера точно не подводят.

«Химки» повалились в начале четвертой четверти, когда атаки сконцентрировались в руках Андрея Зубкова (выдал очередной слепой пас из репертуара гарлем глобтроттерс) и Томаса Робинсона, а поспешных решений и потерь становилось все больше.

«Почему Робинсон не может попасть из-под кольца? У меня нет объяснения, – сказал Барцокас. – Он провел плохой матч. Мог бы не раз попасть, но не смог. Но вообще я не критикую игроков, особенно публично.

У нас были проблемы с фолами. Вяльцев получил несколько замечаний, с которыми я не был согласен. Чтобы обыграть ЦСКА, вам нужно, чтобы вся команда сыграла идеально и как единое целое. Но я не хочу тут объяснять, из-за кого мы проиграли, почему мы совершали глупые фолы и ошибки – если мы хотим обыграть ЦСКА, нам просто всем нужно играть лучше».

Родригес продолжал убивать «Химки».

И Барцокас не выдержал – после фола Робинсона на Хантере набросился на арбитров, хотел даже поучаствовать в выступлении группы поддержки и получил технический, на котором собственно игра по сути и закончилась.

«Я стараюсь быть вежливым по отношению к судьям. Мне иногда казалось, что происходят какие-то безумные вещи. Да, я эмоционален. Считаю, что технический – результат того, что я сражаюсь вместе с моими игроками. Мы боремся вместе. Но есть правило – нельзя критиковать судей. Так что давайте не будем критиковать и меня за мои действия».  

Последний вопрос Итудису:

– Вас раздражает, что соперники так часто поднимают судейскую тему?

– Это надо спрашивать у другой команды. Я могу комментировать действия только своей, – Итудис сделал длинную паузу, посмотрел куда-то вниз, но все же не ушел без шпильки. – Я просто скажу, что мы провели с «Химками» уже шесть официальных матчей.

Дата проведения
19 апреля, 20.00, «Мегаспорт»
ЦСКА Москва
Родригес (26 + 10 передач), Хиггинс (19), Хантер (14 + 7 подборов), Антонов (12), Курбанов (0) – старт; Клайберн (16 + 7 подборов), Вестерманн (2), Фридзон (0), Радд (0), Воронцевич (0).
БК Химки
Гилл (24), Швед (12 + 7 передач + 5 потерь), Дженкинс (9), Вяльцев (8), Томас (7) – старт; Маркович (11), Андерсон (11), Робинсон (2 + 7 подборов), Зайцев (0), Зубков (0), Тодорович (0).

Фото: РИА Новости/Алексей Филиппов

Источник: slyxi.com