Слухи » Новости и СМИ » Экономика » Создание PR-фона. Почему защита Улюкаева отвлекает суд от главного?
Создание PR-фона. Почему защита Улюкаева отвлекает суд от главного?

Затягивание процесса?

Адвокат Николай Клен, представляющий интересы Сечина, объясняя причины неявки своего доверителя, сообщил о его напряжённом графике до самого конца года. 

«Совершенно очевидно, что рабочий график руководителя такого уровня крайне плотный и расписан на несколько месяцев вперёд, — считает адвокат, партнёр „Первой юридической сети“ Павел Курлат. — Представляется, что среди тех людей, которые настаивают на вызове в суд свидетеля Сечина или не возражают против его вызова, нет таких, которые бы это не понимали. Поэтому требования вызвать его в суд повторно через несколько дней выглядят заведомо невыполнимыми как для защиты, так и для обвинения и суда». 

Известно, что свидетель неоднократно давал показания на предварительном следствии, отмечает адвокат, а сложившаяся практика применения ст. 281 Уголовно-процессуального кодекса РФ, по его мнению, позволяет огласить эти показания при неявке свидетеля по уважительной причине. Так обычно суды и поступают. То, что суд по делу Улюкаева вновь откладывает заседание, идя на поводу защиты, и направляет Сечину очередную повестку, у П. Курлата вызывает устойчивое впечатление, что «ситуация используется для затягивания процесса в интересах защиты».

Необходимости присутствия нет?

Другой адвокат, член президиума Межрегиональной коллегии адвокатов Москвы Александр Симонов видит в «настойчивом требовании стороны защиты о личном участии Сечина в судебном заседании» желание «создать определённый PR-фон по данному делу».

«В силу уголовно-процессуального законодательства суд не связан доводами и ходатайствами сторон — как защиты, так и обвинения при решении вопроса о личном участии свидетеля непосредственно в судебном заседании, — поясняет он. — Как следует из информации по делу, Сечин представил доказательства уважительности причин неявки на состоявшиеся судебные заседания. Суд имеет все процессуальные основания для принятия решения об оглашении показаний свидетеля, поскольку тот обосновал личную невозможность участия в заседании суда, а в материалах дела имеются протоколы его допроса данного свидетеля, составленные в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством, имеется подпись свидетеля о подтверждении им своих показаний. Кроме того, свидетель предоставил суду письменное заявление о подтверждении им своих ранее данных показаний». 

Этот адвокат считает, что единственным основанием для удовлетворения ходатайства защиты или обвинения о вызове Сечина в суд может стать предоставление защитой доказательств, опровергающих ранее данные показания Сечина и доказательства обвинения, изученные в ходе судебного следствия. «Но такого расхождения, очевидно, нет, и необходимость личного присутствия данного свидетеля в суде отсутствует», — говорит он.

Показания полные и исчерпывающие

«Глава „Роснефти“ Игорь Сечин неоднократно заявлял, что дал полные и исчерпывающие показания по делу и добавить к ним при допросе в суде ему нечего, а в уголовное дело представлены убедительные и достаточные доказательства, подтверждающие его показания. Данные доказательства были исследованы судом, который даст им оценку. С учётом данной позиции Сечина едва ли у защиты или у государственного обвинения есть основания рассчитывать, что в ходе его допроса в суде будут установлены новые обстоятельства или изменена сама эта позиция», — сообщил ТАСС председатель московской коллегии адвокатов «Новая адвокатская практика» Яков Мастинский.

Он также не видит уникальности в сложившейся ситуации. Она, по его мнению, может быть разрешена «путём оглашения в судебном заседании показаний Игоря Сечина, данных им в процессе следствия по делу». 

«При этом оглашение показаний свидетеля в суде в случае его неявки, как это предусматривается уголовно-процессуальным законодательством, допускается с согласия сторон — прокуроров как представителей государственного обвинения, подсудимого и его защиты. В ряде случаев суд вправе по ходатайству стороны, в первую очередь представителей государственного обвинения, более заинтересованных не затягивать рассмотрение дела, или по собственной инициативе принять решение об оглашении ранее данных показаний», — пояснил Мастинский.

Он считает, что «оглашение в судебном заседаниипоказаний Сечина не лишает стороны обвинения и защиты возможности в открытом судебном заседании дать оценку этим показаниям, а публике и СМИ даёт возможность составить своё мнение о произошедших событиях на основе представленных в полном объёме материалов дела».

Аргументы и Факты