Слухи » Новости и СМИ » Спорт » «Мой диплом – футболка, в которой я оформил покер в ЛЧ». Индзаги делает «Лацио» топ-клубом
«Мой диплом – футболка, в которой я оформил покер в ЛЧ». Индзаги делает «Лацио» топ-клубом

В Италии снова много кайфовых команд.

Индзаги выиграл воздух, попал мячом в руку Бреви и точно покатил с пенальти. Через час «Лацио» стал чемпионом.

Навес на Симоне делал Манчини. Роберто было 35, и он, как и молодой Индзаги, чаще выходил со скамейки. Рядом обычно сидели Станкович, Сенсини и Раванелли – им не хватало места в основе, где в 2000-м божили Неста, Верон, Недвед и Салас. Статусные парни собрались, чтобы всех порвать, и в последнем туре увели скудетто у «Юве».

Нынешняя команда мало похожа на ту: ни топов, ни предбанкротства – никаких крайностей. Сейчас в «Лацио» больше ребят вроде тогдашнего юнца Станковича, а главная звезда – такой же молодой тренер. И все-таки римляне набрали 29 очков за 13 матчей. На балл больше, чем в год скудетто.

Симоне Индзаги связывает две эпохи. Одноклубники называли его Альманахом. Тактические занятия Эрикссона затягивались из-за Симоне: форвард придирался к деталям и дотошно анализировал задание. В «Лацио» был еще один такой – Диего Симеоне; Эль Чоло тренировал команду прямо из опорной зоны. Неудивительно, что они сдружились.

Дружат и сейчас. Пока Симеоне пугал Европу бюджетным топ-клубом – железо и боль всегда дешевле созидания, – Индзаги доминировал в Италии с примаверой «Лацио». По выходным Симоне срывался в Мадрид, где днями зависал на базе «Атлетико». Футбол они видят по-разному – как по-разному видят поле опорник и нападающий, – но оборону итальянец строит так же, как его аргентинский друг.

Римляне не заморачиваются с контролем мяча (10-е в лиге), не парятся даже с тем, чтобы носиться за ним по всему полю. «Лацио» сжимается, раскрывая фланги и позволяя сопернику гонять мяч поперек. Индзаги беспокоит только вертикальное продвижение; поэтому так насыщен центр поля, поэтому вся команда заманивает соперника на край.

Гарант работы системы – Стефан де Врей. Год назад он играл реже, чем ходил к врачу, а сейчас убивает все, что появляется возле его штрафной. Едва он выбывает, у «Лацио» начинаются проблемы. При нем римляне пропускают каждые 111,6 минуты; без него – каждые 31,16 минуты. С верхних рядов «Стадио Олимпико» кажется, что Стракоша отдыхает за бетонной стеной.

Де Врей играет лучше, чем когда-либо, и в этом тоже – талант Индзаги. Симоне блистал в детских командах, но характером впечатлял больше, чем игрой. Восьмилетним шкетом он капитанствовал в команде 11-леток; старшие слушались мальчишку, как тренера.

Альманах умеет говорить так, чтобы его услышали. Он гонял на тренировках шалопая Бальде: «Дай мне голы, мы должны забивать, мы всегда должны забивать». Индзаги учил его голам, а не дриблингу. И знал, что делает: у него Кейта забил в четыре раза больше, чем сезоном ранее.

Друзья по деревенской команде вспоминали, что Симоне знал каждого игрока в каждой команде, понимал, где они лучше играют, в чем их сильные и слабые стороны. Это – в младших классах. С такими мозгами он легко выучился на бухгалтера; стал бы и врачом, как мечтала мать, но Симоне был создан для футбола.

Младший из братьев был сильным форвардом, но невезучим. Каждый день, проведенный на костылях, делал его все меньше игроком – и все больше тренером. Продираясь сквозь травмы, он привыкал к борьбе. Теряя скорость в собранных заново ногах, брал свое мыслью. Он играл умнее брата, но в штрафной площади сверхъестественный фарт Пиппо перебивал любой анализ. Багаж, собранный Симоне на поле, ждал подходящей роли.

В прошлом сезоне у «Лацио» были лучшие фланги Италии, близкая к идеалу симметрия и капитан, которого вместе с Бонуччи называли одним из последних реджист Европы. Летом клуб потерял Кейта и Андерсона, а Биглию заменил списанный в Англии Лейва. Риндоне из Corriere dello Sport предрекал трудности перестройки для «Лацио», который вместо диспетчера и метронома купил классическую «собаку». Но в его прикидках мало учитывался фактор Индзаги.

Он уже знал разницу между безвыходностью и возможностью. Безвыходность – это когда ноги не выполняют и половины того, что могли год назад. А 20 футболистов в составе – это возможность.

Прежняя команда страшила сверхзвуковыми крыльями, острыми кроссами и опасным воздухом. За лето Симоне перекроил тактику, надстроив на прежнем базисе совершенно другое здание. Прошлый «Лацио» атаковал повсюду – этот 45% угроз создает слева. Прошлый искал выход вверху – этот развивает атаки низом.

Индзаги сменил схему, сделав основным модуль 3-5-1-1. Он основан на мощной центральной оси: де Врей – Милинкович-Савич – Луис Альберто – Иммобиле. Они – лидеры нового «Лацио». Милинкович и Альберто маневренны в стадии владения: они перегружают левую часть поля, создавая свободные зоны по соседству.

Иммобиле мало работает в отборе, а в атаке включается на последней стадии. Чиро провалился в «Боруссии», где из него ковали вездесущего нападающего; Индзаги не повторил ошибки Клоппа. Бывший нап использует лучший из талантов Иммобиле: интеллектуальный выбор позиции, смену вектора движения при перемещениях своих полузащитников. Теперь бомбардир идет по рекордному графику – круче Игуаина пятикилограммовой давности.

За спиной Иммобиле играет тот, кто сделал возможной эту музыку. Хотите, чтобы ваша команда играла низом – купите испанца. За год на скамейке Луис Альберто разобрался в кальчо и делает то, что от него ждут – магию. Поработав с личным психологом, Луис осмелел и чаще рискует. Он – лучший в серии А по разрезающим передачам (0,5 в среднем за матч), в топ-3 – по ключевым пасам (2,7).

Испанец дает команде необходимую вертикализацию. Играя в трекварти, он отдает вперед 65% передач – иной реджиста отдал бы 5-й номер за такую статистику. Теперь плеймейкер «Лацио» играет под нападением, а не в опорной зоне, как во времена Биглии. Сигнал от мозга идет быстрее, и это – одна из причин сумасшедшей результативности Иммобиле.

Луис Альберто и Чиро взаимозависимы. Иммобиле нуждается в проникающих передачах испанца, а тот использует пространство, созданное перемещениями форварда. В такт с ними работает Милинкович-Савич, тоже смещающийся влево; этот треугольник стоит почти за всеми голами «Лацио».

Таков новый, утонченный «Лацио» – маневреннее и сложнее, чем раньше. Прежними остались общие принципы – те, что выражают на поле характер Индзаги. Никакого переката, минимум дальних ударов – философия убийственной футбольной простоты. Римляне – первые в топ-5 лиг по голам со стандартов (самый короткий путь к воротам), пятые – по голам из штрафной.

Лето стало индикатором, разделившим наносные фишки и настоящего Симоне. Сменилась манера, схема, но главные элементы – те, что формируют его личный стиль – остались прежними. Вот он, футбол по Индзаги: всегда нацеленный, быстрый и максимально эффективный.

Месяц назад журналист из La Rebubblica спросил Симоне о тренерском образовании, и тот ответил: «Мой диплом – футболка, в которой я сделал покер в Лиге чемпионов». Видимо, форвард – это навсегда.

***

Итальянский футбол соответствует моему чувству прекрасного. Подписывайтесь, не пропустите новые тексты!

Фото: Gettyimages.ru/Grazia Neri/Allsport; REUTERS/Mario Laporta; globallookpress.com/imago/Gribaudi/ImagePhoto; Gettyimages.ru/Dave Rogers/Allsport; globallookpress.com/Alberto Lingria/Xinhua; globallookpress.com/imago/Gribaudi/ImagePhoto

Футбол, хоккей, баскетбол, теннис, бокс, Формула-1 – все новости спорта на Sports.ru