Слухи » Шоу-бизнес » Скандалы » Кстовская газета отстояла басню и фотоколлаж
Кстовская газета отстояла басню и фотоколлаж

ЕСПЧ защитил право журналистов районной газеты критиковать чиновников

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) вчера присудил €7,5 тыс. издательскому дому «Земляки», учредителю одноименной газеты Кстовского района Нижегородской области, за нарушение Россией права СМИ на свободу выражения мнений. ЕСПЧ решил, что признанные судами РФ диффамацией «саркастические» сравнения экс-главы местной администрации Юрия Лебедева с героем популярной в интернете басни «Мартышка и кредит» и бен Ладеном в публикациях газеты «не превышали приемлемые пределы критики». Журналисты добивались победы в Страсбурге 13 лет.

ЕСПЧ вчера удовлетворил жалобу газеты «Земляки» против России на нарушение ст. 10 Конвенции по защите прав человека, гарантирующей свободу выражения мнений. Издание, принадлежащее его главному редактору, депутату предыдущего созыва городской думы Кстова Олегу Захарову, в 2004 году проиграло спор с тогдашним главой районной администрации Юрием Лебедевым из-за двух публикаций с критикой его деятельности. В одной статье газета процитировала высказывание члена местного совета Николая Герасимова, который сравнил финансовую и имущественную политику чиновника с действиями, описанными в басне «Мартышка и кредит», в другой был размещен фотоколлаж с изображением чиновника, похожего на бен Ладена в связи с его предложением «что-нибудь сжечь или взорвать» для решения проблемы утилизации промышленных отходов. В итоге Кстовский суд обязал редакцию компенсировать чиновнику моральный ущерб и принести извинения «за неэтичное сравнение его действий с действиями мартышки, называемой “дураком”», а также за «необоснованный, неправомерный и вредный» фотоколлаж. Обжаловать это решение в Нижегородском суде журналистам не удалось.

ЕСПЧ зарегистрировал жалобу в 2005 году и коммуницировал дело в 2009 году. Правительство РФ заявило, что на момент разбирательства в национальных судах в российском законодательстве не было понятия оценочного суждения, которое было введено пленумом Верховного суда в 2005 году. Власти также настаивали на необходимости защиты чиновника от дискредитации, которая «могла повлиять на выполнение им обязанностей и подорвать доверие к нему общественности». Как утверждала редакция, cпорные комментарии касались вопросов, представляющих общий интерес, и были выражением личных мнений журналистов, а чиновник как профессиональный политик должен быть более терпимым к критике, чем частное лицо. Заявители также настаивали, что публикация извинений законодательством не предусмотрена.

ЕСПЧ защитил право журналистов критиковать чиновников

ЕСПЧ напомнил, что ст. 10 конвенции сужает возможности государства ограничивать дискуссии по вопросам, представляющим общественный интерес, «свобода прессы и других СМИ предоставляет один из лучших способов раскрыть и сформировать мнение о политических лидерах». Пресса не должна выходить за рамки определенных ограничений — в частности, в отношении репутации и прав других лиц и необходимости предотвращения раскрытия конфиденциальной информации. Но «журналистская свобода предусматривает возможность преувеличения или даже провокации», напомнил ЕСПЧ, отметив необходимость различать заявления о фактах и оценочные суждения, которые должны иметь фактическую основу, но не могут быть подтверждены доказательствами. В отношении главы райадминистрации — профессионального политика — пределы приемлемой критики шире, чем у частного лица, считают в Страсбурге. «Участвуя в выборах, он ступил на политическую сцену и неизбежно и сознательно стал открыт для пристального и тщательного изучения каждого его слова и дела как журналистами, так и широкой общественностью. По этим причинам он должен был проявлять большую степень толерантности»,— полагают в ЕСПЧ.

«Земляки» в спорных статьях оспаривали обоснованность финансовой политики райадминистрации и управленческие способности ее главы, что «явно имеет важное значение для местного сообщества», но российские суды не сбалансировали необходимость защиты репутации заявителя и права СМИ. ЕСПЧ подчеркнул, что чиновник не оспаривал точность изложенных газетой фактов, а был «просто недоволен якобы оскорбительным использованием эпитетов, комментирующих его профессиональную деятельность». Суждение и фотоколлаж были хотя и саркастическими, но оставались в пределах приемлемой степени стилистического преувеличения, используемого для оценочного суждения журналиста. «С учетом роли прессы в распространении даже такой информации и мнений по вопросам, представляющим общественный интерес, которые могут оскорбить или шокировать, ЕСПЧ отмечает, что серия статей не превышала приемлемые пределы критики»,— говорится в решении суда.

«Мы ждали этого решения 13 лет и на его основании будем добиваться пересмотра дела в российском суде»,— сказал представлявший заявителей юрист Сергей Остапенко, отметив, что дело «Земляков» доказывает несовершенство российской судебной системы и недопустимость выхода России из Совета Европы. Глава Центра защиты прав СМИ Галина Арапова отметила важность анализа ЕСПЧ «саркастических» оценок: суд указал, что «журналисты не преступили грань допустимой критики и преувеличения». «ЕСПЧ продемонстрировал образец правовой оценки, который должен применять любой суд по таким делам»,— сказала она. При этом госпожа Арапова добавила, что ЕСПЧ отказался прямо признать извинения в текстах опровержений СМИ по решению суда нарушением конвенции, несмотря на то что Верховный суд РФ подтвердил в 2005 году, что нашим законодательством они не предусмотрены. «Это фактически может служить их оправданием»,— сожалеет эксперт.

Анна Пушкарская

Оригинал материала: "КоммерсантЪ"

СКАНДАЛЫ.ру