«Когда говорю с его женой, спрашиваю: «Как дела у папы?». История любви Гаджи Гаджиева и Бенуа Ангбва

Отличный трип отличного человека.

Гаджи Гаджиев – самый предсказуемый российский тренер, всю карьеру он опирается на одних и тех же людей. Сколько раз менял клубы – столько же перевозил за собой отряд футболистов, среди которых постоянно светились Махач Гаджиев (не родственник), Петр Немов, Андрей Гусин, Андрей Каряка, Илья Максимов, Гия Григалава, Александр Макаров и Бенуа Ангбва. Двое последних – самые преданные наемники Гаджиева, переезжавшие за тренером четыре раза.

Некоторые передвижения визиря и его свиты иногда казались больше, чем совпадением. Например, за три сезона в «Сатурне» вратарь Александр Макаров не сыграл ни одного матча, хотя, по информации «Новой Газеты», получал 19,3 млн рублей в год. Это не огромные для современного футбола деньги – Хави Гарсия в «Зените» получал 278 млн рублей в год, – но все-таки существенные для подмосковного клуба. За два сезона в «Анжи» у Макарова – 2 матча, сезон в «Крыльях» – 0 матчей.

Ангбва под патронажем Гаджи Гаджиева стал периферийной звездой премьер-лиги, одним из самых любимых легионеров и главным африканцем в истории чемпионата России (у нигерийца Айзека Окоронкво – 145 матчей за «Аланию», «Москву» и «Ростов»; у Ангбва – 184).

Ангбва и Гаджиев были вместе с 2006-го по 2014 год с коротким расставанием в 2007-м (Гаджиев ушел в «Сатурн») и 2012-м, когда Гаджиев тренировал «Волгу», а Бенуа уехал в «Ростов».

Самара

Бенуа высадился в Самаре чемпионом Камеруна (с «Фову Бахам») и Уругвая (за «Насьональ»), а также обладателем Кубка Интертото-2005 и бронзовым призером чемпионата Франции с «Лиллем». А уехал из России с пустыми руками – 0 трофеев за 8 лет.

«На первых тренировках Гаджиев был очень строг со мной, – вспоминает Ангбва в интервью Sports.ru. – Но потом мы стали хорошо общаться, я узнал, что он отличный тренер и хороший человек. Когда я приехал в «Крылья», везде по привычке ходил с музыкой – Гаджиеву это не очень нравилось, и он сказал об этом моему переводчику Алексу. Но я все равно продолжал, а через неделю пришел без музыки, и Гаджиев спросил: «Почему это он без музыки? Пусть приносит». Я всегда слушал африканские биты, ребятам они скоро понравилась, просили ставить их почаще».

За два года на правом фланге «Крыльев» Ангбва стал Беней и любимчиком Самары, а еще заинтересовал «Марсель» и «Бордо». Но во Франции были против выступлений Ангбва на зимнем Кубке Африки, к тому же позвонил Гаджиев и позвал в «Сатурн» – тогда «способный бороться за самые высокие места» клуб, который закончил сезон-2007 на пятом месте и хорошо платил футболистам. По информации «Новой Газеты», Беня получал 31 млн рублей в год (чуть больше, чем Кириченко (27,5 млн) но в два раза меньше, чем Каряка – 69,7 млн). Ангбва поехал на Кубок Африки и занял со сборной Камеруна третье место (в чемпионате России в это время была пауза) и сразу заиграл в «Сатурне», где без замен провел 17 стартовых матчей.

Самарский спортивный журналист, работающий в пресс-службе «Амкара», Арнольд Эпштейн в интервью Sports.ru рассказал, каким Беня запомнился в «Крыльях».

– Прекрасно понимаю Гаджиева. Ангбва был дисциплинированным защитником и совершенно позитивным человеком в жизни, очень жизнерадостным. Вся команда над ним могла угорать, а Беня не обижался. Он помогал детскому дому и просил, чтобы информация об этом не попадала в СМИ. Когда он уходил из «Крыльев» в 2007 году, хотел проставиться в столовой на базе, но был предыгровой день и Тарханов ему запретил. Ангбва плакал навзрыд, вел себя как ребенок и все равно обошел, поблагодарил и обнял всех вплоть до бухгалтерии. Через шесть лет, когда Беня вернулся, многие в клубе остались на своих местах, и сильно удивило, что он помнил всех по именам.

– Почему Гаджиев везде брал Беню с собой?

– Считается, раз тренер таскает за собой футболистов, то у него есть коммерческие интересы, – но у Муслимыча не так. Я знаю его принципы, ему важно, чтобы рядом были люди, которым можно доверять и которые создадут нужный микроклимат в команде. Когда разница между футболистами, как говорит Гаджиев, в две копейки, тогда он выбирает по человеческим качествам. Ведь не у топ-клубов всегда возникают ситуации, когда им становится плохо, и в этот момент все решает не мастерство, а совсем другие вещи. Рядом с такими людьми, как Ангбва, трудности переносить легче.

Сейчас я работаю в пресс-службе «Амкара» и изнутри вижу, насколько большую роль в нынешних результатах (вообще скромных, но для «Амкара», с его крайне ограниченными ресурсами, – запредельных) играет особый подход Гаджиева к игрокам. Конечно, у Гаджиева не могло быть тесной дружбы с Ангбва. Тренер выражал симпатию уже тем, что приглашал игрока в команду. Отдельное внимание он уделяет, если футболист не попадает в состав и надо его поддержать, либо когда кто-то получил травму, – у Гаджиева нет любимчиков, все работают на равных. При этом он много общается со всеми футболистами – не только о тактике и вообще о футболе, но и дает человеческие советы. Многие и через годы вспоминают это общение с благодарностью.

Раменское

В Подмосковье камерунец освоился быстро, с ним команда не опускалась ниже 11 места, а вокруг него происходили веселые истории. Об этом Sports.ru рассказала Екатерина Солдатенкова, пресс-атташе «Сатурна» с 2008-го до банкротства клуба в 2011-м.

– Летели откуда-то с юга (либо из Ростова, либо из Самары), ребята купили в самолет много вареных раков и ели их в полете, кто-то взял 5-10 килограмм живых домой. Леша Еременко подшутил над Беней: достал живого рака и показал ему. Я никогда не видела, чтобы чернокожий стал белым, человек чуть не упал в обморок, носился по самолету и орал, прибежал к нашему генеральному директору с просьбами посадить самолет и выпустить его: «Я не могу лететь в одном самолете с этими животными». Пришлось его успокаивать, чуть не дошло до валокордина.

Другая история. Однажды сидели на обеде за одним столом, Беня был в шапке, я спросила: «Почему ты в шапке?». Была зима, а он лысый. Беня говорит: «Мне холодно. Хочешь померить?» – «Давай» – «О, тебе классно, дарю тебе шапку». Это была шапка-кепка фирмы Bikkembergs. А Гаджиев дарил мне цветы. Мы летели с летнего сбора в Австрии, помощником Гаджиева тогда был Борис Игнатьев, они вдвоем принесли мне цветы и большую коробку с набором духов и косметики Dolce & Gabbana – просто так, поблагодарили за хорошую работу. В «Сатурне» я работала с тремя тренерами, со всеми хорошо общалась, но выделили меня только Гаджиев и Игнатьев.

– Как Гаджиев относился к Ангбва?

– Гаджиев его особо не выделял: он хороший психолог и со всеми общался ровно. Ангбва брал к себе в команды, потому что он неплохой защитник, а еще очень думающий и сопереживающий. Если что-то не получалось, где-то из-под него забивали, для Бени это было колоссальной трагедией. После поражений он мог выйти со слезами на глазах и корить себя. В личном разговоре он говорил: «Ты видела? Ну это же ужас. Как так можно?». И думал об этой ошибке еще два дня.

(Похожую историю рассказал Sports.ru бывший сотрудник «Анжи», попросивший не называть его имени: «Играли на выезде c «Кубанью», в первом тайме Беня дважды ошибся, и нам забили. В перерыве его заменили. Беня заплакал в раздевалке»).

***

Беню любили во всех городах, куда бы он ни приезжал; а вокруг него никогда не было скандалов (даже расистских). В интервью «СЭ» Ангбва объяснил это так: «Если ты будешь уважать страну, в которой играешь, она ответит тем же. Я ехал сюда с открытым сердцем, с готовностью жить по вашим законам, желанием отдавать всего себя футболу и болельщикам – и я здесь счастлив».

Беня быстро выучил русский, добавив его к французскому, английскому и испанскому – в России он ни разу не занимался с репетитором и учил язык только в общении. Ангбва даже защищал лимит на легионеров с пятью россиянами в старте; играя за «Анжи», проникся лезгинкой и танцевал ее на поле, провел урок географии для махачкалинских школьников (правда, на английском): начав с «Салам алейкум», рассказал, как живут в Камеруне. Все закончилось лезгинкой и человеческим шаром вокруг Ангбва. Шел 2013 год, селфи еще не поглотили людей, дети группами подходили к футболисту, а учителя их фотографировали.

Махачкала

Из «Сатурна» в «Анжи» – второй переход Ангбва за Гаджиевым. Правда, ни игрок, ни тренер не уехали из Москвы: «Сатурна» не стало, «Анжи» въехал на базу в Кратово и не возвращался в Дагестан до 2013 года.

«Он для меня как отец, поэтому я буду помнить Гаджиева всю жизнь, – рассказывает Ангбва сейчас. – Когда он уходил в другой клуб, звонил мне: «Беня, ты готов поехать со мной?». Я всегда отвечал: «Мистер, за вами я поеду куда угодно, деньги меня не интересуют». Поэтому я везде ездил за ним, даже не спрашивая про контракт, – мне просто нравилось с ним работать.

Когда Гаджиев пригласил в «Анжи», Ангбва был дома в Камеруне. Все его родственники, включая маму, сказали, чтобы он сразу принимал приглашение. «В моей семье очень ценят его», – рассказывал Беня.

В «Анжи» Ангбва играл с Роберто Карлосом и партнером по сборной Это`О – перед трансфером именно Бенуа много общался с Самюэлем и помогал ему вести переговоры с Махачкалой. Команда заняла пятое место в переходном сезоне-2011/12, вышла в Лигу Европы, проект Сулеймана Керимова развивался, обрастал звездами и деньгами, но это не испортило Беню.

– После одной из тренировок меня пригласили в столовую «Анжи», где был шведский стол, – рассказывал спортивный журналист Григорий Телингатер в материале «Ленты.ру». – Меня попросили лишь отнести за собой тарелку на специальный поднос. Что я и сделал после того, как поел. Я не поверил глазам, увидев, что мою тарелку с подноса забрал Ангбва. Футболист скинул куриные кости в мусорку и начал мыть посуду, параллельно о чем-то общаясь с поварами. И это человек, который зарабатывает, полагаю, не меньше миллиона евро в год!

– Беня – непосредственный, у него великолепные человеческие качества, – отвечал Гордеев. – Он был любимцем всех женщин, которые работали на базе. Он не только мыл посуду, но и помогал многим материально. Полагаю, что он так поступал во всех командах. Очень позитивный парень. Когда он делал какой-то финт, я его называл Брюсом Уиллисом.

Где Бенуа теперь? 

После второго захода в «Анжи» (пришел по ходу сезона-2013/14, когда отказались от дорогих закупок и вылетели в ФНЛ) Ангбва недолго играл в третьем французском дивизионе за «Гранд Сент»: «Мне было важно поддерживать форму и совмещать футбол с учебой». Сейчас он живет в Лилле, закончил с футболом, в прошлом году поступил на тренерские курсы.

– Расскажи что-то про Гаджиева, что никто не знает.

– Он открыл для меня двери своего дома. Однажды в Махачкале он пригласил меня в гости, и там я увидел другого человека: строгий с футболистами тренер – очень добрый с детьми, он прекрасный отец. Люди думают, если ты тренер высокого уровня, у тебя должно быть много роскоши, но у него самый обычный дом в Махачкале и всегда одна машина – простенькая Toyota Prado. Тогда я очень удивился, как просто они живут.

– Общаетесь с Гаджиевым сейчас?

– Мы созваниваемся и переписываемся по вотсаппу с ним и его семьей, этих людей я не забуду никогда. Последний раз мы говорили около месяца назад, я спрашивал, как дела, как семья. Он в ответ: «А как ты, Беня?». Я сказал, что в тренерской школе у меня все хорошо, потому что он этим интересуется. Гаджиев говорил, что хотел бы взять меня в помощники. Мне всегда хотелось работать с молодежью и вернуться в Россию. Я люблю Россию, скучаю по ней и ее людям.

– Как ты называл Гаджиева и как называешь сейчас?

– Не Муслимыч, не Гаджи Гаджиев, а только мистер. Но когда я говорю с его женой Леной, то спрашиваю: «Как дела у папы?».

– Какой главный подарок ты получал от Гаджиева?

– Это точно не вещь, а поддержка с его стороны. Для меня это лучший подарок – еще никто в жизни не давал мне того, что дал Гаджиев. Он дал мне свою любовь и внимание.

***

Ангбва ездил за Гаджиевым по всей России, был с ним в трех городах. За активным африканцем, особенно во время чемпионата мира, можно будет повторить при помощи BlaBlaCar – тем более в Самаре пройдут важные матчи: приедут сербы, Россия сыграет с Уругваем, будут 1/8 и 1/4 финала. Я тоже скоро поеду в Самару на бла-бла-каре, чтобы посмотреть город и стадион.

Надеюсь, в Самаре вспомнят, что Ангбва – их легенда, и привезут его на чемпионат мира. Пусть это будет еще одна теплая встреча Бени и России.

Фото: Gettyimages.ru/Sergey Rasulov Jr/Epsilon; РИА Новости/Юрий Стрелец, Владимир Астапкович; globallookpress.com/Dmitry Golubovich/Russian Look; РИА Новости/Сергей Расулов – мл./ФК «Анжи»; REUTERS/Sergei Rasulov Jr/Newsteam; РИА Новости/Виталий Белоусов

Футбол, хоккей, баскетбол, теннис, бокс, Формула-1 – все новости спорта на Sports.ru

‡агрузка...

Вам также могут понравиться