Слухи » Новости и СМИ » Спорт » Jump Around. «Ирландский» рэп породил самый мощный перфоманс в истории спорта
Jump Around. «Ирландский» рэп породил самый мощный перфоманс в истории спорта

Главный трек многих стадионов мира.

Когда-то давным-давно футбольная команда университет Висконсин вообще не побеждала. Шел 69-й год, серия из поражений достигла 24 матчей подряд, футбол становился источником вечной печали – и тогдашний спортивный директор колледжа попытался развести два измерения, которые вроде бы тесно связаны друг с другом: результат команды и наслаждение от пребывания на стадионе.

Так университет Висконсин обрел свою первую известную традицию. Она получила название «Пятая четверть» – университетский оркестр устраивал мощный концерт после матчей, наяривал любимые местными мелодии и за 20 минут доводил публику до такого состояния, что последняя горечь от поражений покидала их размягченные сердца.

А потом еще и футболисты начали почаще побеждать.

В конце 90-х ситуация повторилась – парни из отдела маркетинга попытались идентифицировать способы встряхнуть публику, которая порой начинала скучать ко второй половине. Поиск решений проходил также в музыкальной сфере и для лабораторного эффекта потребовал внедрение алкоголя, бара и выступающей вразнобой толпы. Путем проб и ошибок тестовая группа вспомнила об особенной мелодии. Композиция Jump Around вышла в 92-м и тогда же впервые проникла на стадион Висконсина неофициальным путем – члены команды по плаванию транслировали ее через мегафон, развлекая студенческие сектора стадиона. А в 97-м она уже стала неофициальным гимном вечеринок футбольной команды.

Студенты Висконсина – игрок футбольной команды и его друзья – испытали трек на посетителях бара в 98-м и пришли к ошеломляющим результатам: из хаотичного состояния те немедленно перешли в синхронизированное. Поэтому 10 октября 98-го университет породил новую традицию – во время матча с колледжем Пердью, когда толпа приуныла от отсутствия забитых мячей в третьей четверти, музыка House of Pain впервые прозвучала через динамики арены.   

Кевин Клюндер, помощник спортивного директора Висконсина по маркетингу:

«Я хотел, чтобы это была такая песня, которая бы заставляла болельщиков пошуметь, создать особенную атмосферу, чтобы они заглушили все. Тогда я и не думал ни о чем подобном.

В тот момент я проглядывал свои записи касательно того, что мы будем делать в четвертой четверти. И тут все начали показывать мне на трибуны. Я тогда еще подумал: «Выглядит точно как скачущий попкорн». Время было подобрано очень удачно – стадион просто сошел с ума».

Белый штат по-разному воспринял впервые опробованный на стадионах рэп. Некоторые писали жалобы, но администрация включала Jump Around на каждом матче и каждый раз с удивлением обнаруживала, что эффект всеобщего воодушевления все возрастает.

***

House of Pain примерно такие же ирландцы, как Билл Расселл.

Группа возникла в Лос-Анджелесе, ее лидеры – из Нью-Йорка, а Jump Around, трек, вокруг которого и возник коллектив, написал DJ Muggs, наполовину итальянец, наполовину кубинец, выросший в норвежской семье.

Из ирландского у них был лишь образ жизни: товарищи зависали в барах, напивались до бесчувственного состояния, дрались много и не особенно полезно для здоровья.   

Но когда возникла необходимость продавать народу совсем новый белый рэп, построенный на слиянии хип-хопа, панка и джаза, то была выбрана именно такая концепция, которая постепенно становилась все более карикатурной. Первый ролик House of Pain записывали в баре и на нью-йоркском параде в день святого Патрика, а лидер группы, товарищ Everlast (вообще-то предпочитавший Armani) облачился в зеленую майку Лэрри Берда.

В наше время House of Pain считаются группой одного хита, песни, с которой все и начиналось.

При этом их встреча и вовсе могла бы не состояться.

DJ Muggs вообще-то написал Jump Around для Cypress Hill. Но они только что выпустили альбом, и им было лень что-то делать, а потом идея «Давайте попрыгаем» казалась какой-то банальной и не отвечала высокоинтеллектуальным запросам эпохи.   

Everlast:

«Мы с Маггсом встречались с чикулями, которые вроде как жили вместе, так что так получилось, что мы много зависали вдвоем. Он мне как-то сыграл бит, но тогда еще труба там не звучала. У него была студия в его спальне в тетушкином доме, где он тогда жил. Я у него прямо перед домом написал текст. Даже не песню, это были просто какие-то разрозненные рифмы. Я тогда угорал по дэнсхоллу и слушал Shabba Ranks, так что там были такие слова: «Jump around, if you love freedom. Jump around, if you love culture»… Маггс мне сказал: «Выкинь эту туфту в стиле регги. Мы будем петь просто «Jump around». Я пошел и написал все заново, а он тем временем вставил трубу. И тут нас пробрало. Мы сразу же поняли, что это хорошо.

Окончательно я в этом убедился, когда впервые услышал ее в нью-йоркском клубе. Уже не помню названия, но он размещался на втором этаже здания. Пластинка еще не вышла, это было что-то вроде промо. Но казалось, что все в клубе уже знают ее. Пол вибрировал под ногами. Все прыгали.

Это фигня как раз такого рода, что заставляет тебя надевать абажур на голову и вести себя как идиот».

***

Университет Висконсина не в полной мере оценил традицию до 2003-го.

Тогда администрация колледжа официально запретила включать Jump Around на стадионе. Верхние ярусы визуально слишком сильно начинали вибрировать под воздействием болельщиков, и руководители опасались, что это может привести к тому, что трибуна просто обвалится. Профессор строительной механики в Висконсине тогда утверждал, что «люди чувствуют колебания от 2 до 10 дюймов».

Болельщики на такое решение отреагировали крайне чувствительно.

Пэт Рихтер, тогдашний спортивный директор Висконсина:

«Я сказал: «Я не позволю ставить музыку, пока мне не дадут гарантию, что ничего не обвалится». Люди просто посходили с ума. Я получил неимоверное количество писем от студентов и родителей, в которых говорилось: «Вы зачем это сделали? Это право, которое нельзя у нас отнимать».

Колледж провел обследование, которое определило, что уровень вибрации при прыжках составляет вполне себе допустимый один сантиметр. Оказалось, что дело не в амплитуде колебания, а в периодичности прыжков, влияющей на восприятие. Совместные скачки таких масс людей кажутся настоящими волнами, но на самом деле не дают такой уж катастрофичной нагрузки на конструкции.

После этого ректор университета выпустил официальный релиз и удостоверил волнующуюся публику в том, что арена в полном порядке и прыгать можно будет продолжить и дальше.

Именно тогда значимость ритуала была прочувствована в полной мере.

Теперь Jump Around всегда включают между третьей и четвертой четвертями.

Прыгают на арене почти все – не только студенческий сектор, но и практически все остальные.

Прыгают даже игроки гостевой команды – по часто заявляемой версии, «чтобы не остыть и тем самым не дать фору сопернику».

Прыгают определенным образом – поднимают руки вверх, скачут и подпевают.

Прыгают почти 80 тысяч человек.

Everlast:

«Почти сотня тысяч людей сходят с ума в течение последних 20 лет. Это какой-то сюрреализм».  

***

За эти 20 лет Jump Around стал неотъемлемой частью спорта и был взят на вооружение почти всеми спортивными командами мира в качестве звукового сопровождения, а некоторыми еще и в качестве неофициального гимна. Трек звучит во время перерыва на стадионе «Арсенала», играет каждый раз после побед «Нью-Ингленд Пэтриотс», каждый раз, когда забивает ФК «Мельбурн», и в ключевых моментах на матчах бейсбольных «Лос-Анджелес Анджэйлс ов Анахайм».

Но никому не удалось и близко подойти к феномену прыгающего стадиона.

Самую дерзкую попытку для повторения чего-то подобного предприняли баскетбольные «Тар Хилс». 

С 2004-го по наводке Рашада Маккэнтса и Дэнни Грина университет Северной Каролины стал начинать свои матчи с Jump Around. У «Тар Хилс» тоже неугомонно скачет трибуна со студентами, а еще в разные времена к ним подключались и некоторые игроки – сам Дэнни Грин вообще долгое время был известен именно танцами, а не снайперскими качествами.

С 2012-го и футбольная команда «ТарХилс» превратила Jump Around в свой неофициальный гимн, который сопровождает все победы и важные события в жизни университета.

И все же нет.

Магического эффекта черная музыка псевдоирландской группы достигла лишь в сочетании с белым захолустьем Висконсина – они и более музыкальны, да и ценят стадионную атмосферу не только за результаты любимой команды, но и саму по себе, как развлечение экзальтированным слиянием с народными массами. 

Фото: Gettyimages.ru/Jim Rogash

Футбол, хоккей, баскетбол, теннис, бокс, Формула-1 – все новости спорта на Sports.ru