Игроки Евролиги, которые делают шоу

Выводят баскетбол за границы чистой тактики.

Игроки Евролиги, которые делают шоу

Разыгрывающий: Факундо Кампаццо («Реал»)

Один из самых маленьких игроков Евролиги давно уже дал понять, что может постоять за себя – в Афинах его до сих пор ненавидят за изящный силовой прием по отношению к Диамантидису.

В европейском баскетболе навалом черных американцев, но никто из них не выражает бунтарский дух уличной игры так, как это делает Кампаццо, особенно так, как он делал в юности. Издевательские кроссоверы, выдаваемые экспромтом трюки, выставляющие соперника в забавном свете, сумасшедшая скорость и желание успеть вообще везде, готовность врезаться в стену из соперников, чтобы найти миниатюрную дырку, прокинуть в нее мяч и оббежать всех – крошечный аргентинец всегда играл в манере, которую европейские тренеры не одобряют, и во многом поэтому ездил по арендам. 

Игра за такую степенную организацию за «Реал» добавляет ненужной ответственности, но самого главного Кампаццо все равно не растерял – удивлять, выдумывать, выдавать баскетбольные дерзости он по-прежнему всегда готов. И его бешеная энергетика по-прежнему сохраняет за ним первую строку в списке людей, для которых баскетбол – это, прежде всего, азартная игра, а уже потом работа, рутина, жизнь и все прочее.

На замене:

Неманья Недович («Уникаха»)

Недович как никто в Европе сочетает мощь и грацию. Он вроде бы не уступает в физике людям вроде Калатеса и Уонамэйкера, но его атлетизм уходит на второй план, когда он начинает кружить голову кроссоверами, евростепами, длинными паузами, за которыми следует резкое изменение траектории, готовностью сбить с ног разными маневрами, а потом отпрыгнуть стэпбэком и пальнуть с дистанции.

Обычно европейские созидатели делятся на силовиков и тонконогих художников, а вот лидер «Уникахи» умудряется сочетать в себе обе стороны и применять ту из них, что уместнее всего в данный момент.

Пьер Джексон («Маккаби»)

У Джексона есть все, что вы хотели бы видеть в исполнении миниатюрного стритболиста: запутывающий дриблинг, бесстрашность, пронесенные сквозь толпу и выложенные для партнера передачи, трюковые броски, особенная задиристость улиц…

Без проблем.

Но у разыгрывающего «Маккаби» есть еще и самый удивительный бросок в Евролиге. Он всегда зачем-то выбрасывает одну ногу вперед и при попадании замирает в такой героическо-надменной позе, что скульптор, работая над фигурой Джексона, просто не удержался бы и приделал к ней напрашивающийся средний палец.

Атакующий защитник: Алексей Швед («Химки»)

10 вещей, делающих Шведа самым интересным игроком в Европе.

1. Трехочковый в лоб

2. Подавляемая, но все равно проскакивающая любовь к неуместно длинным волосам

3. Проходы, в которых он словно теряет половину и без того ничтожной массы и уходит от всех не за счет скорости, а за счет того, что на него сила тяжести действует по-особенному

4. Любовь к усложнениям, выражающаяся в тяге к многочисленным сменам направления, что превращает походы к кольцу в горнолыжные слаломы

5. Патологическая страсть к гиперсложным броскам

6. Умение перестраиваться в полете и совершать бросок из любой позиции

7.  Едва заметная улыбка школьника, воспринимающего все происходящее как само собой разумеющееся.

8. Феноменальная техническая вариативность и сопутствующая ей абсолютная грация всех движений

9. Постоянный зрительный контакт во время матчей с женой

10. Готовность взять на себя ответственность за все

11. Броски с 8 метров как обыденность

12. Сон на скамейке

13. Восприятие передачи не как необходимости, а как неизбежного зла, с которым приходится считаться

14. Удлиняющееся лицо Павла Астахова, когда команда проигрывает, а Шведа несет

15. Недооценено резкий взлет, чтобы поставить сверху

16. Трассирующие передачи поперек всей зоны

17. Умение…

Ах, да, я обещал же десять. Короче, Швед – это ходячий хайлайт, чем бы он там ни занимался на паркете.

Самое печальное, что нет пророка в отечестве своем. Швед довел сборную России до четвертого места, собирается побить рекорд Форда, готовиться стать лучшим бомбардиром Евролиги, в качестве MVP может еще затащить «Химки» в первую половину посева плей-офф…

А ему еще предъявляют за пропущенный Матч всех звезд и большое количество бросков. Да вы совсем упоролись, друзья.

На замене:

Серхио Родригес (ЦСКА)

В этом сезоне испанец так и остается главной загадкой Европы: то он выдает сумасшедшие выступления, то куда-то пропадает и выглядит откровенно жалко, то забрасывает какого-нибудь гранда трехочковыми бомбами, потом теряется в матче против ничем не выдающегося аутсайдера. Сначала это можно было списывать на проблемы адаптации и соперников (ну там понятно, что в гостях против «Реала» он мог перенервничать), но сейчас уже никакую систему для этих загадочных явлений не подберет и компьютер NASA.

Уровень эстетичности Родригеса напрямую связан с его состоянием в конкретный день. Сконцентрированный Родригес – это вставляющий коктейль всяких духоподъемных штук, заряжающих энергией: от его падающих с небес трехочковых, переводов за спиной, евростепов и других выделываемых с такой легкостью финтов хочется подскакивать с места. Его практически воздушные супербыстрые проходы так хороши, что легко можно было бы предположить, что он с такой же грацией можно пройтись над морем.

Невнятный же Родригес производит впечатление игрока, потерявшего все способности в результате некой магической операции.

Эндрю Гаудлок («Милан»)

Иррациональный шутер без каких-либо признаков совести.

Легкий форвард: Тайлер Ханикатт («Химки»)

Когда Ханикатт играл у Римаса Куртинайтиса, он постоянно вываливался из целостной игры тех размашистых «Химок» – в кулуарах говорили, что атлетически одаренный американец не может запомнить ни одну комбинацию.

Поездка в Турцию помогла форварду полностью адаптироваться к европейскому баскетболу. Ему явно были тесны рамки защитного специалиста с броском, и в «Эфесе» он смог проявлять себя как более многосторонняя личность, что одновременно отразилось и на более обширном применении неординарных физических данных. Ханикатт из непредсказуемого и боящегося самого себя легионера превратился в одного из сверхатлетов, вокруг которых тренер Перасович строил не очень европейский баскетбол.

В «Химках» Барцокас почему-то до сих предпочитает в старте Джеймса Андерсона, хотя Ханикатт в большинстве случаев выглядит гораздо убедительнее.  С эстетической точки зрения это вообще преступление: после того как он научился не просто парить вокруг кольца и поражать всех прыжком, зависанием, длиной конечностей, прической и абсолютной бестолковостью, а делать все то же самое, но с новой прической и практически без бестолковости, его присутствие жизненно необходимо. Когда вокруг происходит слишком много взвешенного, обдуманного, натренированного, лишь Ханикатт может с будничным видом засадить через кого-нибудь сверху, подняться на метр в воздух и поймать мяч в высшей точке, забрать подбор в полуметре над кольцом.

«Вау» эффект усиливает ощущения от тренерского баскетбола, и именно здесь – специализация Ханикатта.

Другая специальность Ханикатта (но это только между нами) – он является главным экспертом в Европе по набиванию статистики в мусорное время. Когда все плохо и «Химки» безнадежно проигрывают, американец не пытается делать подвиги, но работает над тем, чтобы в графе очки у него прибывало и при этом без ущерба для эффективности. Когда же «Химки» побеждают, он все равно пытается запихнуть что-нибудь в кольцо соперников – и тут вот могут быть неприятные сюрпризы: как в игре с «Жальгирисом», после которой Ясикявичюс едва не подрался с Барцокасом как раз из-за щепетильного Ханикатта в вопросе документирования своих очков.

На замене:

Янис Тимма («Баскония»)

Самое привлекательное в Тимме – это несоответствие между его образом (романтический блондин с трехочковым) и характером (бицепсы и злость органично дружат друг с другом). Он может быть разным с точки зрения набора очков, но его брутальность совершенно точно не напускная – мало у кого видно желание победить любой ценой, готовность перейти грань между жесткостью и грубостью, выйти из зоны комфорта, как у сердитого эстонца.

Руди Фернандес («Реал»)

Испанец пару лет назад был самым зрелищным игроком Европы, а теперь – и достаточно внезапно и преждевременно – превратился в еще одного ветерана.

Руди больше не летает, не хамит, совершенно не так беззаботно устремляется под щит. Но вот в этом несоответствии между привычным образом самого ненавистного игрока Евролиги и его умудренной ипостасью кроется своего рода откровение. Глядя на то, как Фернандес-ветеран научился соразмерять залихватские интенции молодости со скромными возможностями убитого организма (к чему все равно никак не получается привыкнуть), постоянно удивляешься. 

Мощный форвард: Энтони Рэндолф («Реал»)

Рэндолфу прочили будущее Кевина Гарнетта, и в искаженном виде так и получилось – форвард с броском, классными физическими данными, суперзрелищными данками, грязными приемами, трэштоком почти превратился в европейского Гарнетта.

«Почти», потому что даже в Европе стабильности Рэндолф так и не обрел. Объединить красоту баскетбола и полезность для команды ему удалось на кратковременном турнире, где он почувствовал себя настоящим словенцем, но в клубном баскетболе всегда есть какое-нибудь обстоятельство – травмы, Хайнс, травмы, потеря броска – которое обнаруживает себя в самый неудобный момент.

Но в плане эстетики к Рэндолфу претензий быть не может. Он обязательно находит способ выдать какой-нибудь данк/блок/финт, который создает ощущение уникальности происходящего.

И вообще человек, который перепрыгнул другого игрока во время исполнения данка, кроме как в старте в подобном рейтинге выйти не может. 

На замене:

Крис Синглтон («Панатинаикос»)

Синглтон подменял Рэндолфа в «Локомотиве» и, на самом деле, привносил как раз ту гарнеттовскую идентичность, которой и не хватает его товарищу.

У Синглтона нет таких природных данных, но характер у него такой, что с его лысиной, повязкой, бородой и корявой походкой невозможно не представлять его чернокожим графом Олафом из сказки Лемони Сникета. Форвард мгновенно взлетает, идет в решительные проходы, как на абордаж, включает быстрые руки виртуозного фехтовальщика и бомбит издали, сверкая глазами и будто стараясь потопить соперника раз и навсегда.

Синглтон приехал в Европу с клоунским реноме, но за год сделал так, что такое неуловимое (но только не в его случае) качество как неуступчивость заслонило все баскетбольные навыки.

Танасис Адетокумбо («Панатинаикос»)

Избавиться от наваждения невозможно: жутковатое сходство заставляет неотступно следить за двухметровым суператлетом, который совершенно не умеет бросать, но ищет способы преодоления этого фатального недостатка.

Центровой: Ян Веселы («Фенербахче»)

У Веселы нет внутреннего стержня Криса Андерсена, но есть его другое феноменальное качество – он относится к тем редким семифутерам, которые умеют делать данки зрелищными.

В Европе таких больше нет. Вообще.

На замене:

Перо Антич («Црвена Звезда»)

Честно говоря, я до сих пор не отошел от того самого вида белых штанов, наручников, испуга в глазах, нарядной шапки и образа униженного мачо. За все эти годы после возвращения в Евролигу суровый бородач так и не смог повлиять на мусорную память.

Но совершенно очевидно, что та история на психике самого Антича совершенно не отразилась. Он все также всех пугает, все также кладет свои хладнокровные трехочковые, все также любит играть мышцами, все также воспитывает одноклубников и все также сохраняет мрачную невозмутимость.

Так что каким-то странным образом белые штаны только усиливают вот этот феномен бородатого македонца, самого сурового баскетболиста мира.

Который стрижет одноклубников.

А если что, может и по щщам ввалить.

Отелло Хантер (ЦСКА)

Чемпион Евролиги по серийной прыгучести. Кажется, что Хантер специально постоянно промахивается из-под кольца, чтобы потом подобрать, снова промахнуться и опять подобрать.

И это один из самых крутых аттракционов Старого Света.

Фото: bckhimki.ru; РИА Новости/Григорий Сысоев

Футбол, хоккей, баскетбол, теннис, бокс, Формула-1 – все новости спорта на Sports.ru

Вам также может понравиться