«Если ты американец, тренер обязательно назовет тебя «ссыклом». Страшилки о европейском баскетболе

HoopsHype опросил игроков, побывавших по другую сторону Атлантики.

Оригинал: HoopsHype, Алекс Кеннеди

Безумные истории о тренерах

Гэррет Темпл: «Во время локаута я выступал в Италии. Худшее из этого было то, что тренер нашей команды был совершенно двинутым. Сербские специалисты славятся своим безумием. Но наш был итальянцем (речь о Марко Креспи – прим. переводчика) и работал в стиле сербов, о которых ходят кошмарные истории.

Он был очень требовательным и иногда просто без остановки матерился на меня. Вообще он говорил по-английски, но если бы я этого не знал, то подумал бы, что все, что он знает в английском – это мат.

Когда в Европе тренер пытается надавить на игрока, он часто называет его «ссыкуном». Если ты американец, то в какой-то момент тебя так обязательно назовут. Это чуть ли не главное слово, которое в Европе используют, чтобы дать тебе понять, что ты мягкотелый. Иногда даже в тех случаях, когда оно вообще не имеет смысла, например, когда ты промахиваешься по кольцу или теряешь мяч. И вот мой тренер, наверное, называл меня «ссыклом» по меньшей мере пять раз во время каждого матча. Дошло до того, что я начал отвечать ему: «Я тебя пере**у нахрен, мужик. Такие вещи нельзя говорить».

Приходилось искать способы сохранять хладнокровие.

Но вот он себя ни в чем не сдерживал, сходил с ума на полную катушку.

Как-то раз перед предстоящими матчами, которые транслировались по телевидению, партнеры меня предупредили: «Готовься, потому что на телевидении он становится еще безумнее, чем обычно».

Так вот во время такого матча судья зафиксировал нарушение, тренеру это не понравилось, он выпрыгнул со скамейки и устроил истерику. Обычно такие вещи можно увидеть в исполнении 3-летних. Он валялся на животе, орал со всей мочи, лупил по паркету руками и ногами. Это продолжалось секунд пять. И по сей день я никогда не видел ничего подобного от тренера. Я по-прежнему не могу в это поверить».

Эштон Гиббс (играл в Греции, Испании и Румынии): «У меня был сербский тренер. В одном матче мы проигрывали очков 10 к большому перерыву, и тут тренер сделал нечто, чего я никогда не видел. Он присел на колено перед одним из моих партнеров и заорал: «А ну ударь меня! Врежь мне в рожу! Врежь мне в гребаную рожу! Лупи меня!».

Понятия не имею, что его заставило так делать, но он пытался показать нам, что мы играем слишком мягко, и поэтому хотел, чтобы один из нас дал ему в лицо.

Изначально мой партнер не стал его бить, но он продолжать орать и требовать. Так что тот в итоге легонько ему врезал.

Тренер тут же заорал: «Врежь мне сильнее, ссыкун!»

Мой партнер опять его ударил, но опять довольно легко. Так что тренер продолжал кричать.

Наконец, он врезал ему чуть сильнее, и тот успокоился. Видимо, ему показалось, что он смог донести свою мысль. Об этом он говорил в своей речи в большом перерыве: называл нас ссыкунами, говорил, что у нас нет никого в команде, кто мог бы играть жестко, и требовал, чтобы мы били его по голове.

Мы проиграли».

Бывший игрок НБА, который выступает за океаном: «У меня был тренер, который всех американцев считал мягкотелыми. Если его что-нибудь спросишь, он тебе скажет, что мы играем как тряпки, что мы не выкладываемся и что мы куча ссыкунов, просто потому что мы американцы. И, если послушать его, мы понятия не имели о том, как играть правильно.

Он всегда подчеркивал важность командного баскетбола. И я полностью с ним согласен. Но у него это доходило до того, что каждый раз, когда я пытался обыграть один в один во время матча, он называл меня стритболистом и выражал свое негодование. Даже когда это было после пик-н-ролла или под конец атаки, он все равно говорил, что я играю в «эгоистичный стритбол».

И я даже не говорю о каких-то сложных приемах. Я совершал финты, которые в Америке считаются абсолютно нормальными – стэпбэк, кроссовер, перевод между ног. Если ты делал нечто подобное, особенно если это случалось в обыгрыше один в один, то его вообще невозможно было заткнуть».

Бывший игрок НБА, который сейчас выступает в Европе: «В прошлом году я выступал в Турции, и мы крупно проиграли «Фенербахче». У них очень сильная команда: там играли  Экпе Удох, Ян Веселы, Богдан Богданович, Бобби Диксон, Костас Слукас и Энтони Беннетт.

После матча нам тренеры говорят: «Нам нужно стать лучше, будем тренироваться».

Они действительно устроили тренировку сразу после матча. И не проводили ее на арене. Мы отправились в тренировочный зал, ехали через все безумные стамбульские пробки. Наконец, в районе часа ночи добрались и устроили мощнейшую тренировку.

Сейчас я это с улыбкой воспринимаю, но тогда это казалось безумием. Мы только что провели матч, уже было поздно, тренировка была жесточайшей, так что у нас просто не осталось сил».

Шейн Ларкин: «Когда я выступал в Испании, наша команда – «Баскония» – была одной из лучших в лиге. В какой-то момент мы боролись за первое место и играли против команды, которая шла на последнем.

Естественно, ожидалось, что мы легко победим, но мы уступили очков 10-12. Мы играли в гостях, но так как в Испании небольшие расстояния, то мы приехали на автобусе.

До нашей арены нужно было ехать два часа, и там на парковке стояли наши машины.

Естественно, игра проходила вечером, так что добрались мы обратно в районе 2 часов ночи. Доехали мы до арены, но уйти нам не дали – нас загнали внутрь и заставили просматривать всю игру. Тренеры указывали на все моменты, когда мы что-то делали не так, там, где мы не выкладывались, там, где мы должны прибавить.

Это было очень странно».

К американцам относятся иначе

Бывший игрок НБА, который сейчас выступает в Европе: «Я действительно думаю, что некоторые из тренеров – расисты. Особенно это заметно, когда ты чернокожий парень, который выступал в НБА, а потом приехал в Европу, а не начал в Европе и пытаешься пробиться в НБА.

Некоторые тренеры с предубеждением относятся к чернокожим американским игрокам. Они признают, что те атлетичны, что могут забивать, но считают, что мы должны играть вне их системы, потому что «мы глупые, мы все идиоты, мы тупицы». И, как я уже упомянул, все еще хуже, когда речь идет о парнях, приехавших из НБА.

Тренеры здесь смотрят НБА больше как на шоу, чем на реальный баскетбол».

Американский игрок, выступающий в Европе: «Я поиграл во многих местах, а потому не раз сталкивался с расизмом. Я бы сказал, что хуже всего с этим в Восточной Европе, но можно столкнуться везде – даже там, где никогда такого не ждешь. Главным образом, это старшее поколение. У меня не было никаких проблем с молодыми, с которыми я играл. Молодые парни, с которыми мы с партнерами сталкивались на улицах, даже тянулись к нам. Но такое впечатление, будто многие представители старшего поколения – настоящие расисты. Я не хочу обобщать и говорить, что это все, но, на мой взгляд, их большинство. Они смотрят на тебя сверху вниз и стараются унизить тебя. Ты всегда такое замечаешь».

Гэрретт Тэмпл: «В Италии я сталкивался с расизмом. Между моей квартирой и местом, где я проходил процедуры, находилась парковка, мне нужно было пересечь ее. Если я решил поехать на машине, то мне пришлось бы объезжать квартал, чтобы добраться до въезда. Поэтому я шел туда пешком, а потом перелезал через перила. У меня был прием в одно и то же время, каждый день, и иногда я встречал старую итальянку.

Заметьте, что я жил в провинции. Там нет черных. Там все итальянцы, других вообще нет. Может, если вы пойдете в японский ресторан, то там встретите японца, но в остальном других там нет.

Казале-Монферрато

И вот два или три раза подряд я встречал эту женщину. Один раз она  начала кричать на меня, и так как я не знал ничего по-итальянски, я просто сказал: «Чау».

В другой раз я шел на процедуры со своим одноклубником. Он такого же цвета, как я, у него нигерийская и шведская кровь, но он прожил в Италии в течение четырех лет, и он свободно говорил по-итальянски. Мы встретили ту же женщину, и она снова начала орать. И тут моему партнеру просто снесло крышу. А он – один из самых приятных людей, которых я вообще встретил в жизни. Серьезно по сей день я бы включил его в топ-3 лучших одноклубников, которые у меня были. Он начал ругаться с ней по-итальянски. Когда я спросил его, что она говорила, он ответил: «Устал от того, какие расисты здесь живут. Они не выносят черных».

Оказалось, что она говорила: «Черные, валите отсюда. Зачем вы лезете через парковку? Я знаю, что вы что-то замышляете». Расистские ругательства там тоже присутствовали, но по сути она лишь на основании нашего вида решила, что мы хотим что-то натворить».

Действующий игрок за океаном: «Думаю, что во многих странах ожидания от американцев нереалистичны. Тренеры и болельщики смотрят НБА, видят, что могут делать такие парни, как Леброн Джеймс, Кевин Дюрэнт и Стеф Карри, а затем остаются разочарованы тем, что подписывают американца, который не может все это повторить. Это же безумие! Они подписывают американского снайпера и считают, что к ним приедет Карри, и из-за этого парень проваливается».

Бывший игрок НБА, который выступал в Европе: «Давление там на американских игроков сумасшедшее. На самом деле, сумасшедшее – это даже мягко сказано. Я никогда не был помешан на атаке, на обыгрыше один в один, на том, чтобы бросать самому. Я играю иначе, у меня другой менталитет. Я рос баскетболистом, который играет в пас, не думает о себе, сосредоточен на командных результатах. Но когда я поехал туда, они ждали, что я всегда буду брать на себя инициативу. Они хотели, чтобы чуть ли не в каждом владении атака строилась через меня. Это все очень сильно для меня изменило. В первые несколько недель по ходу предсезонки я всегда отдавал пас и не хотел бросать сам. Тренер был в ярости. На меня и других американцев так давили.

Затем начался регулярный сезон. Кажется, я шел на четвертом месте среди бомбардиров. Но мы проиграли очень много матчей, в которых игра шла очко в очко. Из девяти мы уступили в семи или восьми с разницей в два и меньше очков. Конечно, тренеры снова были в ярости. Они ждут, что ты выведешь команду на другой уровень, поэтому тебя всегда винят, если что-то идет не так, даже если это и не твоя личная вина».

Многим игрокам должны денег

Действующий игрок, выступающий в Греции: «Я играю в Греции, и эта история произошла недавно. Я провел здесь три месяца, и мне ничего не заплатили. Мы играем против одного из традиционно великих клубов во всей Греции. Наш бюджет нельзя ни в какое сравнение поставить с их бюджетом. Но мы боремся, деремся, выдаем наш лучший баскетбол, к большому перерыву мы отстаем всего лишь на пять очков.

Тут начинается суматоха.

Владелец врывается в раздевалку весь в расстроенных чувствах и говорит: «Вы что делаете? Вы должны проиграть больше восьми очков! Я теряю деньги!» Я боец по духу и вообще не понимаю, что происходит. Я не могу так играть. Я выхожу, чтобы побеждать. Владелец отвечает: «Вот так вы заработаете зарплату за месяц. Вы должны проиграть с такой разницей или ничего не получите!». Могу только представить масштаб взяточничества и коррупции в кулуарах.

Что неудивительно, деньги мне так и не заплатили, так что мне пришлось угрожать разрывом контракта. Лишь когда я начал пропускать тренировки и угрожал подписать контракт с клубом в другой стране мне, наконец, выплатили одну из трех моих месячных зарплат. За два месяца мне еще должны.

Все так и было. И подобные истории происходят в Европе каждый день».

Действующий игрок НБА: «В начале карьеры я выступал в Европе, и мне платили за каждый месяц, который я там проводил. Но когда я ушел, а мой контракт еще действовал, они так и не заплатили мне за два месяца.

Обычно я получал зарплату 15-го числа. Я ушел 7 или 8 мая. Майского расчета я так и не дождался, как и июньского. Мне задолжали 35-40 тысяч долларов. Мы с ними судились и смогли получить половину.

Пока я там играл, все было нормально, но как только ушел, они сразу же попытались отказаться от всех договоренностей».

Гэррет Темпл: «Я играл в Италии во время локаута. Мой агент тогда ничего не знал о европейских командах, поэтому я подписался с клубом, который только выиграл второй дивизион и впервые вышел в первую лигу.

К счастью, мне платили во время. Но я общался с другими американцами в Италии, и там была она команда, игроки которой не получали деньги в течение четырех месяцев. Четырех месяцев! Это просто нелепо, но что делать? Ты не хочешь уходить, потому что хочешь получить свои деньги, и ты не можешь перестать играть, потому что тогда тебе точно не заплатят.

Мне было очень жаль этих парней, потому что это невероятно сложная ситуация».

Бешеные фанаты

Гэрретт Темпл: «Когда я впервые участвовал в матче в Европе, я увидел, что за скамейкой установлено пластиковое ограждение, через которое можно видеть, но которое при этом защищает тебя от болельщиков. Я просил одноклубников: «Это еще для чего? Зачем это установлено за скамейкой?» А они ответили: потому что болельщики бросают в игроков самые разные предметы – до сих пор это делают во многих странах. Они бросают петарды и батарейки, что-то такое. Они пытаются добросить до игроков на паркете и иногда попадают в тех, кто на скамейке. Сначала я удивился: «Что это еще за фигня?» Но так как болельщики постоянно чем-то швыряли в нас, я был рад тому, что ограждение есть».

Бывший игрок НБА: «Я выступал в Италии. У нас была команда с самым маленьким бюджетом, но мы здорово играли на старте и шли впереди всей лиги. Я убивал парней, который зарабатывали больше миллиона, а у меня зарплата была 65 тысяч долларов.

Через 14 матчей у нас началась полоса неудач из-за травм, так что мы начали опускаться в турнирной таблице. Заметьте, что все медиа отправляли нас перед турниром на последнее место.

После трех поражений подряд мы пришли на тренировку. Все шло как обычно. Тут через 30 минут в зал врываются 450 человек и начинают петь кричалки нашей команды на итальянском. Они продолжают петь и выходят на паркет – тренировка останавливается. Лидеры болельщиков требуют, чтобы мы устроили командное собрание. Болельщики! Они окружили нас, игроков, а их лидеры начали пререкаться с нашими тренерами. Это продолжалось почти час. К этому моменту мне все это надоело, я решил, что мне недостаточно платят, чтобы я еще и это терпел, так что я ушел.

Мне никто ничего не мог сказать, потому что я проводил отличный сезон. Но это было невероятно, ведь мы должны были быть полным фуфлом, а тут ожидания мгновенно взлетели, и болельщикам настолько была нужна хорошая игра, что вломились в зал».

Бывший игрок НБА, который выступает в Европе: «В Европе болельщикам позволяется гораздо больше, чем в НБА. Однажды после матча один фанат пытался подраться с нашим тренером, потому что ему не нравилось, как он управляет игрой. Тренер находился рядом с трибуной, и болельщик попытался подбежать к нему и ударить. Охрана помешала этому».

Игрок, когда-то выступавший в Европе: «Самое дикое столкновение с болельщиками, которое у меня было, произошло, когда я играл в Греции. Мы проигрывали в конце очень напряженного матча дома. Это было большое дерби. За 2 минуты до конца мы уступали 4 или 5 очков, все еще возможно. Затем судьи дали спорный свисток, и тут болельщики начали кидать все подряд на паркет. Кожуру от апельсинов. Салфетки. Туалетную бумагу. Все подряд. Произошла 20-минутная задержка – болельщиков выводили с трибуны. Когда мы возобновили встречу, атмосфера полностью изменилась. Наши соперники победили, и прямо после матча болельщики начали бросать вещи снова.

Игроки убегали в туннель, чтобы вернуться в раздевалки, а болельщики закидывали их. Это было похоже на драку с участием Рона Артеста  в Детройте. Большего хаоса на арене я никогда не встречал, никто не мог на это повлиять. Арбитры не могли. Там присутствовали несколько маленьких полицейских, но они ничего не делали. В Штатах, если бы что-то подобное случилось, людей бы арестовали. Но там все себя вели, как будто происходит нечто нормальное».

Бывший защитник НБА, который играл в Европе: «Бывали драки на трибунах. Некоторые болельщики бросали предметы. На каждой игре в Греции в зале дымно, потому что люди зажигают файеры и курят. Во время каждого матча под потолком висит облако дыма».

Плохое медицинское обеспечение

Бывший игрок НБА, который выступал в нескольких странах: «У меня было повреждение, но меня заставляли тренироваться два, иногда три раза в день. Хотя оно было слишком серьезно, чтобы вообще играть. Я попросил, чтобы меня отпустили на неделю – мне отказали. Затем мы должны были играть против худшей команды лиги. Я спросил: «Можно я его пропущу?» Они мне говорят: «Нет, никогда. Мы не позволяем парням прохлаждаться. Травмирован ты или нет, американец ты или нет, если у тебя ничего не сломано, выходи на площадку».

Травма усугубилась. Но они продолжали меня заставлять играть с ней, так что я попытался договориться с ними. «Обещаю, что я буду участвовать в следующей игре, но сейчас не могу тренироваться. Но позже я постараюсь побросать». Несмотря на то, что мы все обсудили, перед каждым матчем они приходили утром ко мне, стучали в мою дверь, звонили моему агенту и материли его, а потом материли меня. Перед каждым матчем.

Вдобавок ко всему прочему меня начали штрафовать. Оштрафовали меня за пропуск тренировки. Оштрафовали за то, что я пропустил игру.  В итоге мне оштрафовали на 150 тысяч долларов. И все из-за травмы! Они так давили на меня, чтобы я играл, несмотря на повреждение, давили на моего агента.

В итоге я пошел к врачу, и он мне сказал: «Ты не должен играть. Тебе необходим отдых на две недели». Но тут я понял, что посещение врача было лишь тратой времени, потому что эти парни подкупили врача, чтобы он говорил то, что нужно им. Я слышал, что подобные вещи происходят в американском футболе, где парней заставляют возвращаться раньше времени и делать то, что от них требует команда. Но это было мне в новинку. Они пришли в кабинет врача и полностью изменили диагноз врача. Если раньше он говорил, что я не должен был делать то, что хочет команда, то теперь повторял то, что они хотели услышать.

Я старался преодолевать себя и играть с повреждением. Умудрился провести 75 процентов матчей, гораздо больше, чем был способен. И по окончании сезона удрал оттуда. Это была ужасная оскорбительная ситуация».

Действующий игрок за океаном: «Я играл в одной азиатской стране и был одним из лучших бомбардиров лиги. В итоге меня отчислили перед игрой плей-офф из-за того, что я подвернул голеностоп.

Я не мог наступать на ногу – вообще – но врач и тренеры по физподготовке твердили: «О, у тебя все в порядке». Я понимал, что мне нужно ходить в ортопедическом башмаке, но они и не думали ни о чем таком. Они просто хотели, чтобы я подержал лед и выходил играть на следующий же день, так как у нас были спаренные матчи.

Я даже представить не мог, чтобы выйти на площадку. Я сказал им: «Послушайте, я даже бегать не могу. Давайте я пропущу один день, а затем, возможно, смогу сыграть через два дня».

В тот же день они привезли мне на замену другого американца! Он вышел в следующем матче вместо меня. Он уже был в стране, так что они привезли его, чтобы посмотреть, насколько тяжела моя травма и на самом ли деле я намерен пропустить игру. По сути, они проводили надо мной эксперимент. Они наблюдали за нами в течение недели, и было понятно, что меня заменят, если я не буду играть с травмой.

В итоге меня отчислили – из-за травмы – хотя я и играл хорошо».

Действующий игрок НБА, который некоторое время играл за границей: «Через месяц моего пребывания там я потянул подколенное сухожилие на тренировке. Я пропустил следующий матч. Чтобы поставить диагноз, пришлось ехать около часа в ближайший большой город. Они проделали какие-то манипуляции с ногой, но не стали делать МРТ, просто УЗИ. Никто не разговаривал по-английски, так что я понятия не имею, что это было. Я не говорил на их языке и не доверял ни главному тренеру, ни тренеру по физподготовке. Я хотел понимать, в чем дело и нервничал.

Травму я получил в среду, следующую встречу пропустил, но затем они мне сказали, что я должен играть. Я вышел на площадку, но адски хромал, с моей ногой что-то было не в порядке. Я играл с травмой, играл очень плохо. Со стороны можно было понять, что я травмирован.  

Главная причина, по которой я вышел на паркет, заключалась в том, что я слышал множество историй о том, как людей отчисляют и не платят им, если они получают травмы, поэтому я старался играть, хотя и не мог. Через два дня у нас была тренировка, а на тренировках мы очень много бегали. И опять же они хотели, чтобы я принял участие – и я пошел на это, так как боялся, что мне отчислят. Я же там пробыл всего пять недель.

Ну и вот, они заставили меня бегать. Я бы хотел, чтобы это снимали на видео, и вы бы сами увидели, в каком ужасном состоянии находилась моя нога. Так вот я тренировался и снова потянул подколенное сухожилие, на этот раз гораздо серьезнее. Я выбыл на две недели. Я себе сказал: «Я не буду форсировать возвращение, пока не почувствую себя нормально, не позволю этим парням снова меня травмировать». Но они меня опять спрашивают: «Ты уверен, что не можешь играть? Ну хотя бы 15 минут» Пришлось им сказать: «Нет! Я травмирован! Я вообще не могу играть».

Там на тебя очень давят, заставляют играть с травмами, иначе тебя отчислят или перестанут платить».

Бывший игрок, выступавший в Европе: «У меня было несколько партнеров. Им говорили, что они вполне здоровы для того, чтобы выходить на площадку, а они посылали результаты тестов и изображения домой – и тут им говорили прямо противоположное. Врачи в Америке им говорили, что им нужен отдых, что они не должны играть в течение месяца или двух.

Клубы заставляют парней играть с травмами, так как найти замену очень тяжело. Если команда обнаружит, что ты пытаешься проконсультироваться у другого врача, они могут отчислят тебя за то, что ты устраиваешь им проблемы. Все очень сложно, там бешеная конкуренция.

Обычно игроки говорят, что европейский баскетбол отнимает годы от карьеры, потому что ты тренируешься два раза в день и должен играть через травмы. Поэтому важно верить своему агенту и понимать, куда ты идешь, а не просто покупаться на самое большое предложение».

Разные истории

Бывший игрок НБА: «Я играл в Израиле. И мне приходит сообщение: «Сегодня спи в стальной комнате».

Если вы что-нибудь знаете об Израиле, то понимаете, что там постоянно что-то происходит. В ту ночь они выкатили систему «Железный купол», систему противоракетной обороны для защиты от неуправляемых тактических ракет. Допустим, если из Газы в сторону Израиля запустят несколько ракет, то эта система их собьет в воздухе.

Ракеты «Кассам» и представители движения «Хамас» на военном параде в секторе Газа

Понимаю, что вы, наверняка, думаете: «Что это еще за фигня «стальная комната?» В каждом доме есть комната из стали. Стальные окна. Стальная дверь. Все из стали. Если в нее попадает ракета, ты выживешь. Так что я ночь провел там. Я не испугался, так как мне сказали, что она выдержит даже прямое попадание».

Уилли Рид, выступал в Доминиканской республике в 2015-м: «Когда я играл в Доминикане, меня представляли как сына Уиллиса Рида. Это очень смешно. Я сказал им миллион раз: «Послушайте, я не сын Уиллиса Рида!» Не знаю, это проблема перевода или маркетинговая уловка, но они продолжали меня так называть!

Моя бабушка и отец рассказывали мне, что я связан с Уиллисом Ридом родственными связями – он был кузеном моей бабушки – но я никогда с ним не встречался и точно не являюсь его сыном! Но куда бы мы ни ехали, все говорили: «О, это сын Уиллиса Рида!»

Большинство людей приходило на матчи только для того, чтобы посмотреть на сына Уиллиса Рида, хотя я миллион раз сказал, что это не так. Они так и продолжали меня считать его сыном в течение тех двух месяцев, что я там провел!»

Дэвид Нерс, играл за границей, сейчас тренирует игроков в «Бруклине»: «Я едва не умер в Китае. Это произошло после того, как я поел то, что посчитал куриным шашлыком, на площади Тяньаньмэнь. В Китае нельзя ничего есть, если только вы на 100 процентов в этом уверены. На следующий день я проснулся и подумал, что я умираю от пищевого отравления. Я пошел к врачу, и они мне сказали: «Видимо, ты съел не прожаренную крысу».

Я тогда умирал от голода, мы не могли никуда пойти, потому что проходил политический митинг. Мы там застряли, и я был вынужден купить что-то поесть. Очевидно, что я сделал плохой выбор».

Джордан Кроуфорд: «Первый раз, когда я поехал в Китай, я должен был играть за «Синьцзян». Неожиданно я заболел, и у меня оплыли веки. Они просто опустились. Чтобы смотреть вперед, мне приходилось задирать голову назад. Они не полностью закрылись, но очень низко опустились, так что я не мог ничего видеть.

Врачи сказали, что это вызвано стрессом из-за переезда из НБА в Китай.

Но я все равно остался и провел пять матчей. Это произошло перед сезоном, мне было любопытно, как я себя там смогу проявить. Хотел посмотреть, смогу ли я показать себя, так как в НБА мне не давали мяч и не давали делать то, что я хочу. Все вышло неплохо. Перед отъездом я набрал 49 очков в одной игре. Что было дико, так как я бегал практически ослепшим.

Я уехал домой, хотя они хотели, чтобы я остался.

Меня отправили в Шанхай к американскому врачу, просто чтобы я мог сказать, что я старался что-то сделать и получил свои деньги. Но в итоге я уехал, и нам пришлось судиться, чтобы получить деньги.

Даже когда я вернулся домой, врачи так и не поняли, что это было. Наверное, стресс. Когда я вернулся, через полтора месяца отек сошел и я начал видеть. Возможно, это связано с плохой экологией. Не знаю, но все это было полным ******ом».

Эштон Гиббс: «Когда я играл в Грузии, мне пришлось повоевать с клопами. Я там пробыл месяц, просто чтобы поддерживать форму, пока не поступит более приемлемое предложение. В течение этого месяца я жил в ужасном здании, где в кровати водились клопы, и никто ничего не мог с ними поделать. Я постоянно менял простыни, старался терпеть.

В итоге меня хватило на две недели и то, потому что они мне платили. Я не хотел жаловаться.

Через две недели я переехал в гостиницу и платил за себя сам, потому что устал от клопов».

Терренс Джойнер: «В прошлом году я играл в Саудовской Аравии. К середине третьей четверти одного матча я набрал очков 45. Но тут пришлось взять паузу – все начали молиться. Все – от игроков до судей. Там такая культура, где бы ты ни был, должен молиться пять раз в день.

Иногда мы останавливались посередине тренировки, все молились, а после пытались вновь вернуться к баскетболу.

Во время такой паузы я произносил свою молитву, ведь я христианин».

Мо Эванс: «Первый свой сезон я провел в «Миннесоте», а затем на два года отправился в Европу.

Чего болельщики НБА могут не знать – европейские игроки не расстаются с сигаретами. Когда я это обнаружил, то очень удивился.

Наша команда закончила разминку, мы тогда готовились к большому турниру, который начинался в тот же день и длился на протяжении всех выходных. И тут половина команды после разминки начинает безостановочно дымить.

Помню, я тогда подумал: «Да, это будет сильно отличаться от выступлений рядом с Гарнеттом в «Миннесоте».

Адонис Томас, играл в Италии и Турции: «Самая безумная история, которая со мной случилась – как-то я ехал по встречной полосе в Риме.

Меня остановили, и, так как я по-итальянски не понимал, я понятия не имел, что вообще происходило. Я, на самом деле, и не подозревал, что еду не по той полосе. Полицейские решили, что я пьян, мне пришлось пройти тесты и все такое. Но в реальности я просто не умел читать знаки!»

Бывший игрок НБА, который в течение нескольких лет выступал в Европе: «Я играл в Турции. У нас был матч полуфинальной серии плей-офф. На трибунах во время каждого матча плей-офф происходят какие-то драки, но это еще не самое безумное.

Во время одного из домашних матчей наш президент выходит на площадку. Мужик владеет одной успешной компанией в Турцией, у него до хрена денег. И вот он выходит, останавливает игру и говорит нашей команде идти в раздевалку. Говорит, что мы не будем играть, пока судьи не начнут работать нормально. С такой поддержкой руководства я никогда не сталкивался.

Через двадцать минут арбитры вновь зовут нас на площадку, и мы продолжаем. Все отлично!»

Фото: globallookpress.com/Marco Aprile/NurPhoto; РИА Новости/Владимир Астапкович; commons.wikimedia.org/Ian Spackman; globallookpress.com/imago/ANE Edition (4,5); РИА Новости/Александр Вильф; REUTERS/Ibraheem Abu Mustafa; Gettyimages.ru/Kevin Frayer; instagram.com/alldaythomas4/

Футбол, хоккей, баскетбол, теннис, бокс, Формула-1 – все новости спорта на Sports.ru