Слухи » Новости и СМИ » Политика » Эксперт: оппоненты Меркель еще очень слабы
Эксперт: оппоненты Меркель еще очень слабы

Итоги прошедших в Германии парламентских выборов вряд ли можно назвать сенсационными. Первое место досталось альянсу ХДС/ХСС канцлера Ангелы Меркель. Вторую позицию заняла Социал-демократическая партия, которая, к слову, показала худший результат за всю историю своего существования. А замкнула тройку лидеров «Альтернатива для Германии». Какие факторы помогли АдГ стать бронзовым призером этой гонки, что обеспечило победу Меркель и усилятся ли антироссийские настроения при сложившейся расстановке сил в парламенте страны, рассказывает аналитик Агентства политических и экономических коммуникаций Михаил Нейжмаков

Наталья Кожина, АиФ.ru: Чем обеспечена победа Меркель?

Михаил Нейжмаков: Во многом слабостью оппонентов. Ставка на Мартина Шульца не помогла СДПГ приблизиться к ХДС/ХСС по уровню поддержки (хотя в первые месяцы 2017 года рейтинги социал-демократов росли). Если бы поддержка «Альтернативы для Германии» (забирающей консервативные голоса у партии Меркель) росла быстрее, а социал-демократы смогли развить позитивные для них тенденции начала года, у ХДС/ХСС было бы крайне сложное положение.

Свою роль в победе Меркель сыграло и некоторое ужесточение риторики федерального канцлера в миграционном вопросе, что сократило отток голосов консерваторов из ее лагеря.

— Как вы считаете, какие факторы помогли АдГ получить третье место?

— По рейтингам АдГ не раз за последние пару лет выходила на третье место. А на земельных выборах получала и более впечатляющие результаты. Важный пример — выборы в ландтаг земли Мекленбург — Передняя Померания в сентябре 2016 года, когда эта партия получила около 21% голосов.

На европейских выборах неоднократно можно встретить примеры, когда лидер более умеренной консервативной партии играл на поле более жестких правых, перенимал во многом их риторику в отношении мигрантов и добивался серьезных результатов. По такому пути пошел, например, Николя Саркози накануне выборов 2007 года во Франции, сыграв на поле «Национального фронта». Меркель во многом тоже пошла по схожему пути. Но все же она слишком сильно ассоциируется с миграционным кризисом. Поэтому отток консервативных избирателей в лагерь АдГ такая ее тактика приостановила, но переломить ситуацию кардинально уже не могла.

— Социал-демократы уже объявили об уходе в оппозицию, к каким последствиям может привести данный шаг?

— Представители СДПГ высказывали нейтрально-благожелательные оценки в отношении России. В ходе предвыборной кампании представлявший эту партию глава МИД Зигмар Габриэль предлагал «отменять санкции небольшими порциями, шаг за шагом». Правящая коалиция без СДПГ в плане риторики ее представителей будет выглядеть менее благожелательной к России, хотя на практике разница, видимо, будет не так уж и велика.

Кстати, уйдя в оппозицию, социал-демократы могут допускать даже чуть более благожелательные высказывания в отношении России. Практическое значение для Москвы от этого будет невелико, но тем не менее.

Что касается внутренней политики ФРГ, то социал-демократы наверняка рассчитывают, что, находясь в оппозиции, не будут ассоциироваться с непопулярными решениями правительства. Стоит вспомнить, как после периода «большой коалиции» с ХДС/ХСС СДПГ была вынуждена уйти в оппозицию по итогам выборов 2009 года, а в 2013 они немного нарастили поддержку и на фоне обвального падения результатов свободных демократов вновь смогли вернуться в правительство (пусть и в качестве «младшего партнера» Меркель).

Но как ситуация 2013 года, так и итоги нынешних выборов подтверждают и весьма пессимистичный для СДПГ вывод. Подобные маневры могут дать совсем небольшой прирост поддержки для социал-демократов в будущем. Например, за счет «Зеленых», которые, войдя в правительство, уже сами будут ассоциироваться с его непопулярными шагами и могут часть сторонников потерять. Но без достаточно харизматичного лидера и яркого собственного лица социал-демократам не повторить успехи эпохи Герхарда Шредера, когда партия могла стать лидером гонки и добиться, чтобы канцлером стал человек из ее рядов. 

— Усилятся ли антироссийские настроения при сложившейся расстановке сил в парламенте страны?

— Как известно, среди потенциальных партнеров ХДС/ХСС по правительственной коалиции у «Зеленых» более прохладная позиция в отношении России, а у свободных демократов — более мягкая. В известной мере это будет давать Меркель пространство для маневра.

Впрочем, благожелательность СвДП к России все же не стоит преувеличивать. Да, представитель этой партии Кристиан Линднер в ходе предвыборной гонки заявил, что присоединение Крыма к России «следует рассматривать как временное решение на неопределенный срок». Многие сочли это призывом к осторожным шагам навстречу Москве. Тем не менее вскоре после интервью Westdeutsche Allgemeine Zeitung, где Линднер высказался о Крыме, он записал видеообращение, в котором пояснил: «Санкции должны быть усилены, если мы будем видеть шаги назад... Но, если мы будем видеть прогресс, санкции должны быть ослаблены». По сути, это примерно та же мысль, которую периодически озвучивали представители немецкого правительства в прежнем составе и которая ни к чему их не обязывала.

Да и по ряду других вопросов позиция Линднера оставалась достаточно проблемной для Москвы. Например, на дебатах в начале сентября он заявлял, что в условиях санкций непоследовательными выглядят совместные проекты ФРГ и России, например, «Северный поток-2».

В целом же при любой конфигурации правящей коалиции (а эти конфигурации уже обсуждались в ходе предвыборной кампании) ФРГ не пошла бы на серьезное смягчение санкций. В то же время, и разрывать сотрудничество с Москвой по проектам, выгодным немецкой стороне, Берлин по своей инициативе тоже не стал бы.

Аргументы и Факты