Что должно быть в идеальном фильме о баскетболе

Незаменимое пособие для сочинения спортивных сценариев.

Бум на баскетбольное кино случился в середине 90-х и полностью закрыл данную тему навсегда.

Обкурившиеся игроки пытаются съесть марихуану, чтобы их не запалила полиция?

Придумайте что-нибудь пооригинальнее.

Моральное потрясение из-за того, что тебя влечет к партнеру по команде и явному педику?

Оригинально, но тоже было.

Борьба с живым медведем в качестве промо-акции?

Старо как шутки про волосы Леброна.

Судья-священник, который сомневается, что мать игрока попала в рай, и провоцирует уход его команды с площадки?

Да было, попробуйте меня удивить.

Алкоголик борется с влечением к выпивке прямо на скамейке и рисует победную комбинацию?

Совсем плохо с воображением? Еще идеи?…

Три секунды на решающий бросок?

Запечатлены еще в 75-м.

Данки, заснятые в самых несуразных ракурсах?

Я должен вас огорчить…

Муж изо всех сил болеет за романтические отношения собственной жены с любимым игроком и, сняв с себя штаны, сопереживает им даже в тот момент, когда они занимаются любовью?

Ох, даже это БЫЛО.

И так далее.

В баскетбольном кино появилось и такое утонченное извращение: отца будущей звезды выпускают из тюрьмы, чтобы он повлиял на сына. При этом он отбывает срок за убийство жены и соответственно матери главного героя. Шутка позабористее «Фауста» Гете.

В общем, было все.

Даже Леонардо Дикаприо почувствовал себя баскетболистом и не получил за это Оскар.

Но раз в природе снова появилась мода на баскетбольный постпостмодернизм, то нужно облегчить жизнь сценаристов-халтурщиков грамотным ранжированием всех известных миру штампов, без которых ни один фильм о баскетболе обойтись не может.

Итак, чтобы создать идеальный фильм о баскетболе, нужно…

Задача №1. Определиться с колоритным тренером

Здесь вы сразу же сталкиваетесь с неразрешимой проблемой.

С одной стороны, тренер – это абсолютно надуманная фигура. Рисовать стрелочки на планшете может любой Дель Негро, произносить пламенные речи с бредовыми посылами лучше пригласить Жириновского, а изображать приступы ярости и брызгать слюнями процентов на 75 убедительнее способны 75 процентов пациентов Кащенко. Функции тренера абсолютно неясны со стороны, и даже спортивные болельщики считают, что костюм, свисток и дикая жестикуляция – это такая современная форма древней магии, за которую неплохо платят.

В общем, действительно Milli Vanilli от баскетбола.

С другой стороны, тренер – это центральная фигура, которая если не двигает ваш монументальный опус, то как минимум облагораживает его. Все сколько-нибудь имеющие смысл цитаты должен произносить именно этот современный шаман, вооруженный Оскаром Уайлдом, Шопенгауэром, Сенекой и сборником «Лучшие цитаты русского шансона». Если вы ставите перед собой сверхзадачу зашифровать в грандиозное полотно какое-нибудь заковыристое высказывание о победах, преодолении, тщете всего сущего и смысле жизни, то нужно сделать вашего специалиста одновременно колоритным, авторитетным, привлекательным и не занудным.  

В общем, вам необходим такой себе Ницше, только без сифилиса и отпугивающих усов, в модном костюме и с патологической страстью к баскетболу.

Семь классических типажей, которые я бы вам точно не рекомендовал.

7. Бобби Финсток («Волчонок»)

Необъяснимое пророчество из 1985-го: самого эгоистичного баскетболиста в истории кино тренирует главный дзен-тренер в истории кино.

«Не имеет значения, как вы играете. Важно, побеждаете ли вы или проигрываете. Хотя, на самом деле, и это не имеет никакого значения».

Финсток – реинкарнация Сенеки из одноэтажной Америки.

Он не пытается никого вдохновить своими речами, не собирается ни на кого влиять, не хочет учить окружающих и вообще не выражает ни малейшего интереса к тому, что происходит вокруг, в том числе и к результатам тренируемой им команды.

Даже перевоплощения лидера его же команды в оборотня его нисколько не волнуют. Как не волнует и то, каким образом они могут отразиться на исходе игры.

Главная задача тренера Финстока – которую он, естественно, и не думает себе ставить – это показать студентам, что нужно оставаться хладнокровным в любой ситуации, не волноваться из-за пустяков (а все вокруг – пустяки) и верить в благополучный исход (хотя можно и не верить).

«Три главных правила: никогда не спать меньше 12 часов, никогда не играть в карты с чуваком, у которого имя как название города, и никогда не связываться с женщиной, у которой есть татуировка с изображением кинжала. Следуйте им, и все будет тип-топ».

Сложно представить, чтобы Фил Джексон не смотрел этот фильм каждый раз, когда шел на работу. Но при всей гениальности типажа много вы из него не выжмете. Фил Джексон работает исключительно в связке с Майклом и Кобе. Если ваша звезда чуть скромнее, то вы проиграете в финале конференции какому-нибудь Патрику Юингу.

6. Владимир Петрович Гаранжин («Движение вверх»)

Идея взять тренером Давида Гоцмана – это таки красиво. Но только если не тянуть кота за все подробности.

По факту же баскетбольный Гоцман пытается быть одновременно интеллигентом и слегка психом, стратегом и мотиватором, демократом и надзирателем, альфа-самцом и скромным советским гражданином.

Это может быть хорошо только в том случае, если вы собираетесь снимать несуразную картину с кучей логических нестыковок. Сегодня можно легитимно бухать до положения ниц, завтра с тебя спрашивают, почему медленно бегаешь. Сегодня ты отдаешь все деньги на лечение игрока, завтра гоняешь его же до полусмерти. Сегодня ты жертвуешь здоровьем и будущим сына ради команды, завтра разваливаешь команду перед финалом.

Это настолько плохо, что просто гениально.

Сам Давид Маркович на такое резонно бы спросил сценариста: «Ты шо, шлимазл, больной или ударился?»

Но это хотя бы вышло бы смачно, а так.

– Понял?

– Нет.

– Ну, это пройдет.

Куда обращаться, если так и не прошло? Из вот такого противоречащего самому себе тренерского букета можно было вынести все что угодно. Но еще больше шансов утопить самого себя в противоречиях.

Давид Гоцман, иди кидайся головой в навоз — я вас не знаю. Мне неинтэрэсно ходить с вами по одной Одессе.

5. Рэй Маккормак («Рибаунд»)

Мартин Лоуренс ведет себя примерно так же, как в «Плохих парнях», но там он считался слегка неадекватным полицейским, а тут у него диагностируют проблемы с управлением гневом и выгоняют со всех работ.

Человек всего-то и сделал, что убил гребаного маскота. Совершил вполне рациональный поступок.

Дальше следует потрясающая логическая цепочка: естественно, оказывается, что именно такие люди нужны в американской школе. Тренер-психопат начинает воспитывать дерзких, жирных и местами просто отвратительных школьников и пытается одновременно вернуть себе любовь к игре и кого-нибудь ненароком не придушить.

«Рибаунд» – это полный провал. Но у героя Лоуренса все же больше потенциала, чем у предыдущих. Он псих, он стильный, он черный, он притягивает женщин, движуху и сомнительных типов с дредами, он мелкий шибздик с гениальной головой.

Здесь есть с чем работать, но все же не стоит.

4. Кен Картер («Тренер Картер»)

Очередное проявление гениальности Сэмюэля Л. Джексона – из любой туфты создать нечто культовое.

Сам тренер Картер – довольно схематичная фигура. Такой армейский сержант, в один прекрасный день решивший, что ученье – свет, и всеми доступными армейскими методами начавший вдалбливать эту истину в местных охламонов.

Один чеховский дворник примерно тем же занимался, пока не задремал на посту.

Джексон весь фильм твердит прописные истины с вызывающим лицом и умудряется не только не задремать, но даже заставить и зрителей прислушиваться к этому неиссякаемому потоку банальностей.

В итоге его энергетика вытаскивает на себе очередной плохой фильм с участием Джексона. Но если ваше сознание работает не только в двухчастной парадигме «упал-отжался», «учиться – это хорошо», «тише едешь – шире морда», «Если лев во главе львов – это характерно, если лев во главе ослов, то – 50 на 50, если осел во главе львов – то тут никаких шансов», то этот генерал Черный Лебедь вам не подходит.

3. Самсон Грозняк («Центровой из поднебесья»)

Типаж тренера, который так любил Василий Аксенов – миниатюрный, но заводной кавказец, готовый разбудить любое дерево, причудливый симбиоз Наполеона, Дон-Кихота и Фрунзика Мкртчяна.

— И потом, знаете ли, — продолжал Юра, — ко мне все время пристают спортивные тренеры, — он засмеялся. — Например, мне просто осточертели с этим идиотским баскетболом… Ты рожден для баскетбола! Что с вами, товарищи?

— Вы не любите баскетбол? — медленно проговорил Грозняк, поднимаясь с бурки. Казалось, он сейчас… Баклажан схватил его за руки и повернул к Юре свирепое лицо.

— Терпеть не могу баскетбола, но в чем дело, товарищи? — простодушно удивился Юра.

— Соображаешь, что говоришь? — заорал на него Баклажан. — В консерваторию не хочешь?

— Пойдем, Григорий, нам здесь делать больше нечего! — Грозняк вырвался из рук друга и стремительно покатился вниз, разрезая отару.

Баклажан, естественно, — связка же, — покатился за ним…

— Ты все сорвал, джан. Как так можно? — укорял его Баклажан.

— Мне не нужен такой игрок, — стучал зубами Грозняк. — Гриша, если ко мне придет игрок типа Алсиндора, Чосича, Чемберлена, Белова, вместе взятых, и окажется, что он не любит баскетбола, а играет в него, скажем, для денег или для славы, — я ему покажу на дверь. Гриша, когда я вхожу в метро или в троллейбус и вижу там игроков, я знаю, все они или любили, или любят, или полюбят баскетбол. Баскетбол — это самая лучшая человеческая игра. Я люблю баскетбол!

Грозняк может ставить сверху даже со своим скромным ростом, петь и одновременно тягать огромную штангу, заигрывать со стюардессами и произносить пламенные речи. Он любит баскетбол так, как не любит ни один кино-тренер. При этом он волосат как орангутанг, и уже это одно провоцирует живой интерес.

Но мир изменился. Стал стильным, мажористым и поверхностным. С такой пугающей волосатостью можно сниматься только в комедиях, иначе все это с трудом воспринимается.

А жаль.

2. Филлис Шарока («Сансет Парк»)

Шарока – идеальное воплощение тренера, существующего в головах болельщиков.

Физручка возглавляет баскетбольную команду, чтобы заработать немного денег, не имеет никакого представления об игре, изучает ее по книжкам и общению с проблемными черными, да еще и получает место по блату.

Просто ходячий стереотип, который можно встретить каждый день под любой новостью.

В итоге она становится женской версией тренера Картера – нескладной, но боевой теткой с приятной хрипотцой. Она защищает игроков от страшного мира, дисциплинирует их, помогает решать житейские невзгоды и при этом сама умудряется развить в себе понимание баскетбола.

В известном сочетании – ну там рядом с суперзвездой, роль которой играет колоритнейшая рэп-звезда – жена Дени ДеВито может вытащить вашу картину. Но минусов у нее хватает: не так просто улавливаемый шарм, наряды вашей 60-летней тетушки, слегка абсурдная история, которой не помогает вывеска «основано на реальных событиях», отсутствие других достоинств, за исключением менторских…

Это почти удовлетворительно, но можно лучше.

1. Норман Дэйл («Хужьерс»)

Дэйл слишком сильно напоминает Грегга Поповича, такого, каким мы его знали примерно до 2013-го.

Идеальный тренер и как стратег, и как мотиватор. Суровое прошлое, заставившее много пересмотреть. Искусственно вызываемые приступы ярости, заканчивающиеся постоянными удалениями. Умение создать семейную атмосферу в команде, но при этом максимальная повернутость на результате. Полная внутреннего достоинства поза, которая облагораживает любые произнесенные банальности, любые проявления несдержанности, любые недочеты сценария. У одного в качестве помощника алкоголик, у другого – Жак Вон… И дикая унылость.

Во время борьбы за пятое чемпионство Попович как будто сам почувствовал, что повторяет кино-двойника в не самом привлекательном аспекте, и резко изменился. Воинственное поведение с журналистами, чеканные цитаты, сочащиеся ядовитым юмором, ироничное отношение к себе и вечные отсылки к предпочитаемым маркам алкоголя – все это создало совсем другой образ. Тренер «Сперс» сделал то, что вообще-то мало кто ценит – он умудряется фокусировать на себе внимание и постоянно удивлять, не прибегая ни к сигарам, ни к полыни, ни к индейской мифологии, ни к дзен-буддизму, ни к мафиозным костюмам и бриолину. Это первый в истории человечества абсолютно нормальный тренер, который опровергает понятие «унылость».

А вот Дэйл уже не может измениться. Это идеальный тренер, лучше которого в кино просто невозможно изобразить.

Но, боже мой, какая скука…

Единственная причина, по которой вам может понадобиться идеальный тренер – это если вы захотите его убить во первых же строфах своего нежного романа.

***

Поэтому послушайте меня и остановите свой выбор на одном из следующих троих.

Даже если вы снимите полную туфту, они сделают так, что никто этого и не поймет.

3. Пит Белл («Голубые фишки»)

Белл воплощает понятие «цельность». Это персонаж, который одержим баскетболом, одержим процессом обучения игроков, одержим победами и при этом одержим принципиальным пониманием того, как именно все должно быть устроено.

Все остальное проистекает из вот этой основы.

Белл разносит к чертям раздевалку. Белл сходит с ума на бровке и душит судей. Белл ненавидит себя за то, что ему приходится прогибаться под систему. Белл побеждает и произносит мощнейшую филиппику, отнимающую у него все, но возвращающую любовь к баскетболу.

Начинка вроде бы проста, но из нее можно выжать много, потому что, что бы там ни происходило в вашем кино, Белл и искренность – это нечто неразрывное.

2. Эдди («Эдди»)

– Кажется, вы облажались, мистер Родман? Точно…

– Твоя команда не знает, как играть. Ужасные броски… ужасный тренер…

– Ужасная прическа.

– Ну, я хотя бы выгляжу хорошо.

– Это сейчас. Надень сережки, крошка. Ты выглядишь голым.

Тренер – болельщица?

Тренер – водитель лимузинов?

Тренер, который постоянно трэшит соперников?

Тренер, который обладает чувством юмора и пытается его применить на каждом?

Тренер флиртует с настоящими игроками НБА и выглядит естественно?

Тренер с дредами?

Тренер – черная женщина?

Тренер – Вупи Голдберг?

Прошло 20 с гаком лет, и все равно понятно, почему создатели «Эдди» так рьяно ухватились за эту идею.

Потому что все остальное вообще не имеет значения.

Бредовый сценарий. Бредовая ситуация. Бредовое развитие событий. Бредовая идея о переезде из Нью-Йорка. Бредовый русский великан.

Но с Вупи можно ввязываться в любую авантюру и чувствовать свое превосходство.

По колоритности и пространству для маневра – это вообще человеческий максимум.

Но есть еще сверхчеловеческий.

1. Берди («Над кольцом»)

Это просто нечестно.

Тупак во всех своих фильмах и музыке традиционно убедителен в романтизации образа гангстера: «его имидж бандита, революционера и поэта навсегда изменил понимание того, как должен выглядеть рэпер, как должен звучать рэпер, как должен поступать рэпер».

В данном случае он еще и изменил понимание того, каким должен быть идеальный кино-тренер.

Берди сам находит игрока и мгновенно распознает его талант.

Берди обхаживает молодого игрока с ловкостью искушающего змея.

Берди практически побеждает – он отличный психолог, гениальный мотиватор, настоящий лидер.

Берди – грамотный манипулятор, который жмет на все уязвимые точки одновременно.

Берди делает все для результата, и в его случае это гораздо более основательно, чем у любого из его кино-конкурентов с гражданки.

Берди муштрует свою команду так, что она подчиняется его воле как самая дорогая машина в мире.

Берди имеет возможность легально крыть «факами» судью и соперников, что делает его речи на боковой в пять раз убедительнее и колоритнее.

Берди не заморачивается на принципах и фэйрплеях. Для него победа имеет абсолютную ценность.

Даже на основании чисто баскетбольных достоинств любой нормальный менеджер выбрал бы Берди.

А если учесть, что это одновременно настоящий гангста-рэпер, который играет так, что придает вес абсолютно беспомощной картине… И который задвигает всех, будучи воплощением баскетбольного зла.

Тут без вариантов.  

Задача №2. Арбитр – естественный враг любого живого существа, поэтому необходима как минимум моральная победа и над ним

Баскетбольные фильмы ориентированы на неокрепшие молодые умы, а поэтому не позволяют себе и частицы этой правды. Даже тренер Берди не идет дальше сквернословия, хотя горе-арбитр явно нарывается.

Но мы же не будем сковывать себя никакими рамками толерантности по отношению к этим полосатым гражданам?

Лучше Джеки Муна никто никогда с судьями не общался.

Отличный выпад «СОСИ ###, я убью всю твою семью» – и легендарная ответка «Возможно, твоя мать вовсе не попала на небеса»…

Задача №3. Выбрать суперзвезду и понять, в чем ее конфликт с тренером

Итак, вы определись с тренером. Следующий шаг – найти для него идеальную пару, которая бы своим взаимодействием порождала бы конфликт, двигающий сюжет.

Вы должны преследовать три цели:

1. Придумать, чтобы конфликт был небанальным. Вот эту историю про игрока-индивидуалиста, не замечающих всех вокруг, все уже смотрят лет сорок. Ну!

2. Сделать так, чтобы все не было притянуто за уши. История должна развиваться и получать логически обоснованную подпитку.

3. Сверхзадача. Постараться задвинуть всех предшественников и сделать так, чтобы ваша суперзвезда была лучшей из когда-либо выходившей на баскетбольные киноплощадки. (Ну и одновременно без слишком уж неправдоподобных перекосов).

Варианты от худшего к оптимальному.

Догероиновый Джим («Дневник баскетболиста»)

Три плюса: Дикаприо, уникально схваченное изящество белого баскетбола, сцена мастурбации на крыше.

Минус: с баскетболом быстро покончено, и тренер не в силах удержать подопечного от разнообразнейшего прожигания жизни.

Эрл Мониголт («Подбор: Эрл «Козел» Мониголт»)

Плюс: реальная легенда уличных площадок, воспетая суперзвездами НБА 70-х

Минус: с баскетболом тоже довольно быстро покончено, Мониголт не мог договориться ни с одним тренером

Сергей Белов («Движение вверх»)

С точки зрения канона фигура Белова в «Движении» – провальная.

Во-первых, он так и не производит впечатления лучшего баскетболиста в любительском баскетболе.

Турнир в Бразилии выигрывают без него. Со студенческими командами он остается одним из. 20 очков в финале не впечатляют, так как ключевой момент обходится вообще без его участия.

О том, что он лучший, мы узнаем лишь по высокомерному взгляду и фразе «Я забиваю по 30 очков».

Слабовато.

Во-вторых, конфликт с Петровичем выглядит каким-то надуманным и также надуманно разрешается.

Почему он недолюбливал тренера? Почему он полюбил тренера с течением времени?

– Понял?

– Нет.

– Ну, это пройдет.

В-третьих, главного игрока команды в фильме едва ли не меньше, чем остальных.

Можно считать, что стремление выглядеть исторично задушило сценаристов. Но в этой фразе слишком много юмористического.

Скотт Ховард («Волчонок»)

Случай суперзвезды-эгоиста-единоличника настолько мощно описан, что в «Книге баскетбола» Симмонса составляет половину рассказа о Кобе. Ни один другой фильм о баскетболе не проникал в историю НБА столь бесцеремонно.

Но «Сумерки» лет на тридцать вперед уничтожили моду на любые фантазии про оборотней, так что лучше приберечь это до их возвращения в массовую культуру.

Джимми Читвуд («Хужерс»)

Читвуд – легенда штата Индиана, самого баскетбольного штата.

Его боготворят. Его опекают. В него верят. Им восхищаются.

Это Лэрри Берд до Лэрри Берда.

Великий белый, немногословный и доминирующий, решающий все вопросы одним броском.

Читвуд – однозначно один из лучших кино-баскетболистов всех времен.

В остальном получается слабовато.

Игрок-индивидуалист начинает слепо верить в командные принципы занудного тренера.

Защищает его на собрании, где его авторитет помогает убедить всех присутствующих.

Потом совершает ключевой бросок в финале тогда, когда унылый тренер собирался использовать его в качестве наживки, а бросок передать другому. И Читвуд даже не спрашивает: «Тренер, вы совсем ###нулись?

Классический вариант, но можно лучше. Ваш нужен многогранный персонаж, а не просто идеальный баскетболист.

Неон («Голубые фишки»)

Все та же классика – идеальный атлет, совершенно неуязвимый на киноплощадках и забивающий решающий данк.

Только теперь в изображении Шака, местами прикольного, местами играющего отвратно.

Шак изображает по сути самого себя – огромного неуча из Луизианы, так что шансы на выбор этой опции зависят исключительно от того, как вы относитесь  к реальному О’Нилу.

По сравнению с предыдущим вариантом у Неона лишь две грани: его играет легендарный баскетболист, и этот легендарный баскетболист не умеет играть.

Иисус Шатлсворт («Его игра»)

Персонаж Рэя Аллена безмерно крут: и из-за Рэя Аллена, и из-за самого факта, что губернатор выпускает из тюрьмы его отца, чтобы он уговорил молодого таланта выбрать его родной университет.

Это топ, без вопросов.

Вот только сам он скорее ни о чем: все конфликты, которые двигают «Его игру», лежат вне главного героя.

У него необычная семейная ситуация: его отец убил мать и оказался в тюрьме.

К нему прикован интерес: он настолько хорош, что университеты лезут из рамок приличия, чтобы произвести на него впечатление.

У него все идеально складывается на паркете.

Но за его пределами он может противопоставить миру лишь одно – свое упрямство.

Иисус – идеальный парень. Он хочет играть в баскетбол и заботиться о сестре.

С такой повесткой уедешь не дальше Милуоки.

Юрий Кулич-Куликовский («Центровой из поднебесья»)

Великий Аксенов знал толк в историях.

Есть глобальное противоречие между звездой и тренером. Тренер любит баскетбол – звезда любит девушку Нину и изначально соглашается играть в команде исключительно из-за того, что это дает ему шанс стать к ней ближе.

Есть постоянное развитие. Девушка уходит на второй план, баскетбол выдвигается на первый.

Драма последних секунд вообще превращается в мелодраму. Девушка Нина успевает приехать на «Жигулях» на последние три секунды матча и принести победу.

Есть увесистая заявка на лучшего кино-баскетболиста. С Куличом-Куликовским его команда обыгрывает абсолютно всех, даже американцев. А в присутствии любимой он за три секунды успевает выиграть спорный мяч, добежать до кольца и поставить сверху. И тем самым вырывает победу.

Впечатление смазывают игра на дуде и работа чабаном. Но без недостатков не бывает даже супергероев.

Шорти («Сансет Парк»)

Самая недооцененная фигура в кино-баскетболе.

Во-первых, сам Фредро Старр. Лицо Onyx, в роли мятежного вожака смотрится почти так же охренительно, как Тупак. Уникальный голос, незабываемая рожа и неподражаемое ею управление, стопроцентное попадание в характер и шарм, который просто нельзя сыграть.

Во-вторых, сам персонаж. Вряд ли, в принципе, можно выдумать героя, который был бы более привлекателен. Шорти – это киношный Аллен Айверсон, и на площадке, и за ее пределами. Невероятно быстрый, маленький и юркий, совершенно бесстрашный, помешанный на победах, сохранивший романтику в сердце и при этом слегка сумасшедший.

Он играет так, что им невозможно не восхищаться. А его жизненная позиция означает, что ни один его шаг немыслим без проблем и конфликтов.

Балансирование между пальбой из пистолета и пальбой по кольцу, между полицейским участком и финалом удается ему так же естественно, как сценаристам «Движения вверх» поменять Белову и Едешко усы.

В-третьих, вот этот ураганный поставщик проблем и кроссоверов идеально работает с предоставленным тренером – дамой, ни черта не смыслящей в баскетболе, но желающей разобраться.

Абсолютные противоположности сливаются в экстазе и облагораживают друг друга в процессе ради достижения общей цели.

Сидни Дин и Билли Хойл («Белые не умеют прыгать»)

Ваш оптимальный вариант предсказуем: самая убедительная связка из лучшего баскетбольного фильма.

Им даже не нужен никакой тренер. Они идеально дополняют друг друга и привносят ровно столько проблем, сколько нужно для плавного развития сюжета, создания хорошего ритма, полномасштабной демонстрации их талантов в области баскетбола, мошенничества, трэштока и троллинга и формулирования не только мемов вроде «я в «зоне», но и самой правильной морали для баскетбольного фильма.

У Билли болезненное пристрастие к азартным играм. У Сидни – тяжелая ситуация на семейном фронте, где нужны дом и прочие мещанские блага.

Билли – белый, который пытается стать своим в игре черных. Сидни обладает ровно таким количество иронии, чтобы подвергать каждый шаг коллеги сомнению.

Оба нечисты на руку и оба рассматривают баскетбол как отдушину и как способ для решения всех своих проблем.

В общем, это самое лучшее сочетание. Оно не только помогает вам протолкнуть все накопившиеся шутки про черных и белых, но и еще обстоятельно высказаться по всем поводам, которые у вас вызывают жжение, в том числе с подключением никогда не стареющих шуток про «твою маму».

И да, чтобы у всех остальных тоже было жжение, сделайте так, чтобы Билли обыграл Сидни в первой сцене, потом почти спас положение, когда Сидни его подставил, и по ходу фильма научился ставить сверху. То есть превзошел черного по всем пунктам.

Задача №4. Создать команду мечты, то есть людей вокруг звезды, которых можно было бы емко описать минимальным количеством средств

Понимаете, тратить кучу минут на поездку в Грузию, только чтобы показать свадьбу – это мало того что совершенно нелогично, так и еще довольно бессмысленно.

В лучших баскетбольных фильмах все члены команды изображены очень характерно, но при этом с максимальной экономией хронометража.

Два лучших примера – это «Быстрый отрыв» и «Космический джем».

Никто не едет на свадьбу Тасманийского дьявола, никто не хочет глубже проникнуть во внутренний мир Даффи Дака, а романтические отношения Лолы и Багза ограничиваются прямоугольником площадки.

И вот эта команда не нуждается в дополнительных представлениях.

А длящиеся не больше минуты эпизоды раскрывают характеры мультяшек лучше, чем любые истории.

В «Быстром отрыве» требуется чуть больше средств, но не намного.

Хастлер обыгрывает простаков на бильярде и перебарщивает, так что ему срочно требуется уехать из Нью-Йорка.

Проповедник обрюхатил 15-летнюю дочку лидера секты, и тот заказал его.

ДиСи – бывшая школьная звезда, превратившийся в бомжа.

Суиш – девушка, у которой нет возможности играть в баскетболе, кроме как под чужим именем записавшись в мужскую команду.

Булл никогда не играл в баскетбол, но зато преуспел в американском футболе. Теперь он всех валит.

Дальше они:

1. Накуриваются по дороге в университет

2. Устраивают драку черные против белых на тренировке

3. Раздевают тренера соперников в игре на бильярде и в качестве приза заставляют его команду сыграть с ними.

4. Подсылают Булла, чтобы он убрал лидера соперников, сказав ему слово на «н».

5. ДиСи грязно домогается Суиша, как только узнает, что это не мужчина.

6. Играют так хорошо, что руководство университета покрывает их предыдущие проступки и договаривается с полицией.

7. Доверяют решающее владение Суишу только после того, как она обнаруживает сиськи (спокойно, всего лишь под майкой).

Каждая сцена здесь не совпадает с современными «социальными нормами», и как минимум это заставляет фильм с каждым годом звучать все сильнее.

Задача №5. Драматично показать тренировочный процесс

Тренировки – это дико скучно, но только они позволяют придать спортивному достижению значимость и драматизм.

Показывать прыжки на батуте – это, конечно, изобретательно, но в этом нет ни пользы, ни смысла, а разве что один только неуместный комизм.

Три фильма, которые нужно держать в уме, моделируя тренировку.

3. «Тренер Картер»

Тренировка в «Картере» помогает очертить три аспекта:

Во-первых, тренер избивает своего игрока, и оказывается, что ограниченное количество люлей, выписанных бронеподростку, способно иметь облагораживающий эффект. Не совсем гуманное послание, но вполне отражающее дух картины.

Во-вторых, для любого становится более-менее очевидно, что баскетбол – это тяжело.

Наконец, волюнтаризм тренера помогает команде сплотиться через тяжелую работу. Сделано немного пафосно, но тем не менее нужно отметить, как люди даже из унылых элементом умудряются выжать что-то интересное.

2. «Быстрый прорыв»

Есть мнение, что тренировочный процесс вводится, чтобы столкнуть черных кудесников мяча и белых костоломов, но какая, в сущности, разница.

Внутренний конфликт помогает сделать так, что тренировки не выглядят как некая условность, вынужденная необходимость продемонстрировать, что происходит за пределами матчей.

Здесь есть развитие сюжета. Есть попытка глубже очертить персонажи. Есть желание обыграть расовые стереотипы.

1. «Игра по чужим правилам»

«Игра по чужим правилам» – фильм, вспоминающий черный состав «Тексас Вестерн»: первую пятерку, полностью составленную из чернокожих, и первую команду с балансом 7 черных к 5 белым.

Тренер Хаскинс, решившийся на подобный эксперимент, сталкивается с тем, что баскетбол чернокожих выходит за рамки традиционного, так что ему приходится одновременно сдерживать креативную черную душу и ослаблять собственные консервативные скрепы.

Процесс взаимного обогащения культур ярче всего проявляется как раз на тренировках.

Задача №6. Ни одно уважающее себя баскетбольное кино немыслимо без сцены трэштока

Ладно, до этого вы никогда не дотянетесь.

Так что просто скопируйте так, чтобы это выглядело не как плагиат, а как не очень тонкая аллюзия.

Задача №7. Ловко вставить в спортивную драму мелодраматический сюжет, который бы вывел ваше кино из узких субкультурных рамок

Тут главное – грамотно все рассчитать.

Вам не нужна любовная линия, которая заполнит все пространство и затмит баскетбол.

Это «Любовь и баскетбол».

Вам не нужна линия, которая бы чересчур тесно пересекалась с баскетболом.

В «Центровом из поднебесье» это вообще единственное, что мотивирует главного героя на любые действия, кроме дутья в дуду. И это его не украшает.

Вам не нужна линия, которая бы отдавала абсурдом.

Здорово отгонять бабу душем, а потом ВСЕ неожиданно понять. Но в действиях героев должна быть хоть видимость логики.

Вам не нужна линия, показывающая, что даже самая умная и самая красивая женщина не может выдержать конкуренцию с баскетболом. В рамках «Белые не умеют прыгать» это работает, но от подобного радикализма лучше воздержаться.

Вам нужно что-то не слишком драматичное, не слишком утомительное, но в меру трогательное и забавное.

Ну там товарищ сходит с ума из-за того, что влюбляется в партнера по команде. Он дико переживает из-за своего внезапно разыгравшегося гомосексуализма, страдает от тяжелого и вызывающего хохот приступа гомофобии и уже хочет бежать, когда вдруг узнает, что этот партнер на самом деле женщина.

В общем, здесь можно фантазировать.

Задача №8. Создать конфликт и придумать убедительный образ врага

Для того чтобы итоговая победа была по-настоящему значительной, необходим не просто соперник, а соперник, которого бы стоило ненавидеть, некий прямой антагонист, который был бы сильным, влиятельным, дерзким и просто-таки нарывался на неприятности.

Для баскетбольного кино это довольно редкая ситуация. И решалась она почти всегда неудачно.

«Центровой из поднебесья» не может обойтись без американских студентов. Среди них попадается один несознательный грубиян, но его утихомиривают свои же. В середине 70-х как раз намечалась разрядка в холодной войне, и никаких особенно негативных эмоций американцы не вызывают.

Самый органично построенный сценарий – «Над кольцом». Берди – воплощение зла, хуже того, обаятельное воплощение зла. Хорошие парни его побеждают, но потом получают еще и пулю.

Невозможно ненавидеть Тупака с заячьими ушами, но то, что он идеальный антагонист – это бесспорно.

«Движение вверх» продвигается так далеко, как только вообще позволяют приличия. Логика опять нарушается, и внезапно оказывается, что американцы играть-то особенно не умеют, но всеми силами стремятся сломать НАШИХ! (с надрывом). А их тренер-маньяк даже выцеливает в качестве жертвы лучшего в составе Союза.

Два вылезших со страниц журнала «Крокодил» реднека сопровождают все это безобразие пьяным шумом.

Несмотря на все старания, замысел так и остается не вполне осуществимым. Американцы изображаются несимпатичными, но ненависти к ним нет. Это не «Рокки-4», который при всей топорности вызывает такие негативные чувства к русским, что их испытывают даже русские.

Ну и самый удачный вариант – это «Игра по чужим правилам».

Как и в «Движении вверх», там все придумано, но зато более последовательно.

Пространство вокруг чернокожей команды и оказавшейся с ними в одной лодке белыми все сужается. Их избивают, пишут оскорбительные послания, бросают в них напитки и попкорн, пока наконец они не добираются до главного врага – главный тренер Кентукки Адольф Рапп (который, на самом деле, регулярно проводил матчи с черными и потом начал привлекать черных в свои команды) изображается чуть ли не вождем всех расистов юга Америки.

В итоге Тексас Вестерн обыгрывает полностью белый Кентукки в финале. А выглядит это так, как будто произошло взятие Берлина. 

Ваш недосягаемый идеал – «Космический джем».

Гребаные марсиане хотят поработить Землю: логично, что койот, люди из «Криминального чтива» и бойцовская птичка Твити мутузят их по полной.

Задача №9. Обязателен эпизод, в котором баскетбольный мяч пинается ногой и улетает на трибуны. Без этого ваш фильм сразу теряет 25% аппетитности

Задача №10. Необходима проникновенная речь, которая бы дала импульс для поворотного момента

Все зависит лишь от темперамента вашего тренера.

Хладнокровный.

Менее хладнокровный.

Анти-хладнокровный.

Немного общее место, но Нолти может даже из банальщины сделать что-то на века.

Задача №11. Так как вы неизбежно переборщите с пафосом, то необходимо снижать его уровень с помощью регулярно поступающих доз юмора. Нужно придумать, как сделать это без ущерба для вашей репутации

Как минимум, вам необходим кто-то вроде Филиппа Сеймура Хоффмана с его божественными “Raindrops”.

А лучше всего возьмите двух персонажей, одного черного, а другого белого, и сделайте так, чтобы их взаимные уколы и выпады в адрес всех окружающих все нарастали и нарастали, создавая вместе с драматичным развитием событий особенную атмосферу.

«Белый парень хочет сначала победить, а уже потом хорошо выглядеть. А черный хочет сначала хорошо выглядеть, а потом победить».

Черт, кажется, такое уже сняли.

Задача №12. Придумать абсурдный данк

Кто сказал: «А зачем абсурдный?!»

Мы тут в баскетбол поиграть собрались или куда?

Без данков баскетбола не бывает, а переданчить в этом деле невозможно: если остается хотя бы отдаленное правдоподобие, значит, это надо пробовать. Даже если не впечатлишь, зато запомнишься.

Тут не бывает проигравших. Но на всякий случай нужно огласить весь список.

Гран-при «Самый лучший данк из говнофильма»

Победный данк кабельщика, отталкивающегося от спины Джека Блэка.

Дешево, сердито, натянуто, зато сразу видно, кто есть кто в этом вашем баскетболе.

Гран-при «Самый победительный данк»

Победный данк Дерека Виньярда из «Американской истории Х». Еще будучи главой скинхедов, он обыгрывает каких-то черных парней на пляже Венис – ничего лучше с фашистами никогда не происходило.

Гран-при «Самый невероятный данк, на который сподобилось человеческое сознание»

Хэлли Берри в образе женщины-кошки сделала невероятное – завершила любые споры о худшей баскетбольной сцене всех времен.

Гран-при «Самая нелепая сцена из баскетбольного фильма»

Кэлвин Кэмбридж из «Как Майк» совершает данк при помощи волшебных кроссовок, но вряд ли это может считаться оправданием вот этого вот безобразия.

Гран-при «Торжество силы воли»

Аллей-уп Билли Хойла, ответившего за всех белых.

Гран-при «Главный данк в истории человечества»

Майкл Джордан наказывает марсиан.

Гран-при «Тонкое хождение на грани абсурда»

Создатели «Движения вверх» со знанием подошли к этому вопросу и многое сделали, чтобы получить собственный гран-при. Но лишь по совокупности. Заниженные кольца, неправдоподобный взлет, прыжки как в слэмболле, данк из-под ноги в важном матче, сломанный Падиусом щит, парение Сергея Белова в стиле Спайдермена – все это само по себе вторично, но в целом достойно отдельной номинации.

Задача №13. Выбор музыки

Здесь все довольно просто.

2Pac, Onyx или Public Enemy обязательно сделают для вас что-нибудь запоминающееся.

Если вы идете по пути чуть большего сопротивления, то он тоже может вас привести к неожиданным результатам.

Как показывает практика, продукция рэп-товарищей для кино всегда чуть выше, чем их творчество в целом. С ними приятно иметь дело.

Плохой вариант не рекомендуется, но он тоже есть.

Задача №14. Суметь подать кульминационный момент

Вы знаете, к чему идете весь фильм. И зрители это тоже знают.

Борьба до последних минут, пожирающий жизнь секундомер, мяч в руках у хорошего человека, он обязательно попадает.

Так как других вариантов нет (вы, конечно, можете проиграть как создатели «Сансет парк» или «Тренера Картера», но лучше тогда вообще ничего не делать), а сами эти обстоятельства тиражировались на протяжении нескольких веков, то нужно поднапрячься: создать «саспенс» хотя бы за счет художественных средств.

Предлагаемые решения, от тупейшего к остроумнейшему.

Победа за три секунды («Центровой из поднебесья»)

Один взгляд любимых глаз, и товарищ Кулич-Куликовский успевает выиграть спорный и улететь с победным данком.

Ко всему прочему впечатление омрачает то, что с этого момента картина и начинается…

Бросок Джимми Читвуда («Хужьерс»)

Очень правдоподобно по нелепости, но дико тупо – суперзвезда из Индианы играет «изоляцию», ждет последней секунды, бросает через руки и, естественно, попадает.

Фу такими примитивными быть.

Аллей-уп из «Над кольцом»

За 3 секунды до конца и при отставании «-1» Шеп перехватывает мяч и успевает подвесить парашют, который оказывается решающим.

Более виртуозно, но тоже не слишком изобретательно.

Аллей-уп из «Полупрофессионала»

В последней игре Джеки Мун получает травму головы и воссоединяется с матерью на небесах. Она ему дает совет, как можно изменить баскетбол – набрасывать мяч рядом с кольцом, чтобы атлетичный негр долбил его сверху.

Не очень исторично, но с помощью замысловатой метафоры обобщает огромную роль АБА в создании баскетбола.

Аллей-уп из «Белые не умеют прыгать»

Все вот эти штуки с замедленным показом напрягают, но именно такая концовка гениальна в своей простоте. Аллей-уп – это гармония двух игроков, Билли ставит сверху, к чему стремился всю жизнь, картина сразу разрешается философским посланием о терпении, преодолении, труде и прочей лабуде, о которой не говорится ни слова.

Один простой момент ухватывает все, что нужно сказать.

Мяч Александра Белова («Движение вверх»)

Документальное восстановление хроники. Заставляет пересматривать затертые кадры с другим отношением.

Данк из «Космического джема»

Майкл Джордан оказывается мультяшкой. Кто бы мог подумать, а?

Сверхзадача №15. Сделать так, чтобы в фильме прослеживалась мораль, выходящая за пределы спорта, и все потом говорили, что «это кино – не о баскетболе, а о жизни». Это должно произноситься с надрывом и внезапно влажнеющими глазами

Это то, что почти никому так и не покорилось.

Ценности фильма о баскетболе достаточно ограниченны, чтобы ими так залихватски оперировать.

Баскетбольное кино может научить дружбе и показать значимость коллективного единства («Игра по чужим правилам», «Движение вверх», «Тренер Картер»).

Может подчеркнуть необходимость трудолюбия и той этики, к которой надо в итоге стремиться («Тренер Картер»).

Может продемонстрировать, что все жизненные неурядицы решаются так же, как и проблемы на площадке. Особенно если с вами есть фигура сильного белого лидера («Сансет Парк»).  

Может далеко уйти за пределы корта и воедино связать жизнь и баскетбол («Любовь и баскетбол»).

Может вообще замахнуться на воссоздание баскетбольных «Звездных войн» с Тупаком в качестве Дарта Уэйдера и перетягиванием падавана сторонами добра и зла («Над кольцом»).

Варианты есть.

Но все равно ничто не сравниться с прямой, незамысловатой, но искренней идеей «Белые не умеют прыгать»: баскетбол вытащит, все остальное – второстепенно. 

Топовое фото: kinopoisk.ru

Футбол, хоккей, баскетбол, теннис, бокс, Формула-1 – все новости спорта на Sports.ru