Четыре года назад ЦСКА взял греческого ноунэйма. Это был лучший тренер Европы

История одного приглашения.

image

Четыре года назад баскетбольный ЦСКА решился на то, чего не делал никогда за всю многолетнюю историю. Все главные тренеры до 2014-го у армейцев всегда подпали под две категории: это были либо люди, выросшие в системе ЦСКА, либо уже не нуждающиеся в представлениях легенды, от Гомельского до Мессины.

Димитрис Итудис пришел на смену Мессине в очень странном для суперклуба статусе.

Игроки были сдержаны: «Говорят, что он хороший тренер… и человек».

Ветераны сомневались:  «Есть опасения, что игроки не воспримут его как тренеры».

Хороших отзывов от бывших коллег было много, но вопросов – еще больше.

У Итудиса не было каких-то выдающихся успехов: в качестве главного тренера он проработал только два года и в 2014-м довел «Банвит» до полуфинала чемпионата Турции.

У Итудиса не было опыта работы в качестве главного тренера суперклуба. Он помогал Желько Обрадовичу, но даже для тех, кто смотрит баскетбол внимательно, всегда оставался в тени великого серба.

У Итудиса не было никаких видимых связей с ЦСКА. И никаких ярко выраженных плюсов, как, например, у Душко Вуйошевича, чье приглашение по крайней мере можно было объяснить желанием создать бюджетную команду и репутацией главного европейского специалиста в создании подобных команд.

Как появилась такая идея?

«Мы рынок отсматриваем всегда, – рассказывает вице-президент ЦСКА Наталия Фураева. – Несмотря на то, что у нас есть игроки и тренеры под контрактом, мы держим глаза открытыми и думаем о будущем. Димитриса мы заприметили давно. Еще когда он работал ассистентом. И это было даже не в последний сезон, это произошло намного раньше. У нас с Ватутиным уже сложилось такое мнение, что вот готов специалист на главного тренера.

На самом деле, большинство ассистентов остаются ассистентами всю жизнь. Для того чтобы быть ассистентом, нужен особый талант и какой-то особенный склад характера».

Но Итудис был необычным ассистентом.

Обрадович вышел на него вроде бы случайно. Они шапочно познакомились в 90-х на турнире в Амстердаме, и когда Обрадович пришел в «Пао» в 99-м, то с подачи Ивковича вспомнил об Итудисе – он переезжал в незнакомую ему тогда Грецию с ее порой безжалостными баскетбольными традициями, и ему нужен был местный помощник, владеющий сербским.

Через несколько лет Итудис уже не просто подсказывал Обрадовичу и общался с греческими журналистами. Он занимался селекционной работой, разговаривал с потенциальными новичками, работал с игроками индивидуально, разбирал соперников, начал оказывать влияние на стратегию.

«Это было заметно даже по играм, – продолжает Наталия Фураева. – Глядя на то, как ведется игра, как он разговаривает с игроками, что он делает.

image

Мы очень часто встречались с ним и на других мероприятиях, не только во время матчей. То, как он рассуждает, его речь, его мышление – все говорило о его лидерских качествах. Эта мозаика сложилась из многих кусочков.

Его отличает большая уверенность в себе.

Он страшный трудоголик. Баскетбол для него – вся жизнь. Он думает о нем с утра до вечера, в самолете, в отеле – баскетбол занимает всю его жизнь. Он готов все отложить, чтобы сделать свою работу. Правда, этого же требует от окружающих – и не всем нравится, когда он звонит в час ночи.

Понятно, что он хорошо знает современный баскетбол.

Еще я бы сказала, что у него очень наметанный глаз. Когда он смотрит баскетбол, то сразу его оценивает со всех позиций. Он видит и ошибки своих игроков, и плюсы, и то же самое у чужих игроков, и как судья посвистел, и что делает тренер на той стороне… У него такой охват, и он видит все сразу. Некоторым нужно посмотреть повтор, замедлиться, понять. А у него все сразу. Поэтому его любят очень приглашать на всякие технические совещания судей Евролиги и лиги ВТБ, когда судьи и тренеры встречаются и обсуждают технические моменты. И он всегда подкован, всегда приходит с видеопримерами, всегда доходчив. Он хороший оратор, всегда выделяет детали, раскладывает по полочкам.

И очевидно, что у него есть дух победителя.

Знаю, что в некоторых командах говорят, что вот проиграли, ничего, в следующий раз победим. Это точно не наша история. И Итудис и к себе, и к остальным предъявляет такие требования».

Как проходило само приглашение?

Итудиса, еще помощника Обрадовича в «Пао», приглашали возглавить другие команды три раза. Известно, например, что в 2007-м его звали в «Басконию».

Он все время отказывался, считая, что еще не дорос до звания главного.

Когда в 2012-м Обрадович покинул «Панатинаикос», Итудис ушел вместе с ним. Но хвататься за работу не спешил – он часто бывал в Штатах, стажировался в «Детройте» и «Филадельфии» в качестве помощника в летних лигах.

В 2013-м грек подписал трехлетнее соглашение со скромным «Банвитом» и в первом же сезоне занял первое место в регулярном сезоне.

В 2014-м ЦСКА понадобился новый тренер. Уже в феврале Этторе Мессина принял решение, что в Европе ему работать уже скучно.

«Когда у нас встал вопрос о тренере, у нас было три кандидата в голове, – объясняет Наталия Фураева. – У нас был внутренний «брейнсторм», мы посмотрели на плюсы-минусы всех и решили встретиться с ним. И когда встретились лично, мы проговорили очень долго, мы сидели часа три, рассказывали ему все наши сложности. Смотрели на его реакцию – готов он взяться за это, не готов. И то, как он предлагал какие-то пути решения, все определило. После той встречи у нас не осталось почти никаких сомнений. Мы услышали то, что хотели услышать. И из всех кандидатов обратились сразу же к нему.

image

Конечно, мы наводили справки, со всеми разговаривали. Это нормальная процедура. И нам часто звонят по таким вопросам, и мы звоним людям, которым доверяем. Людям, которые не только похвалят, но и могут сказать что-то еще. И мы уже будем думать, мы с этим смиримся и исправим или мы к этому будем готовы.

Что было на встрече? Прежде всего, мы рассказываем людям о том, что у нас нету права на ошибку. Когда ты в ЦСКА, у тебя нет права на ошибку. Реакция всегда такая: если мы побеждаем – ну конечно, это ж ЦСКА, с таким бюджетом. Люди принижают наш вклад, списывая все на бюджет. Не понимая, как сложно столько лет держать эту планку. А когда мы проигрываем или даже выигрываем, но с небольшой разницей, то все начинают нас критиковать и хвалить нашего соперника. Эта история длится уже очень долго. Пока ты не попадешь внутрь этой системы,  непонятно, насколько это большое давление. Мы всегда в роли фаворитов, а фавориты не имеют права на ошибку. Мы пытались ему это рассказать. Но работа в «Панатинаикосе» подразумевает практически то же самое. Понятно, что там у него была меньшая ответственность, так как он был все же ассистентом. Но мы слышали, что во многих ситуациях он действовал не как ассистент. По разговорам с игроками, как он улаживал ситуации, как он вел трансферные дела. Я с ним даже вела переговоры, когда он еще был на той стороне».

Как все же ЦСКА вообще решился пойти на такой риск?

Итудису повезло с «Банвитом». Грек все время рассказывает о том, что в клубе была семейная атмосфера и, когда ему поступило предложение от ЦСКА, турки не стали настаивать на выкупе. Ему дали выйти из соглашения.

ЦСКА же, судя по всему, особенно выбирать не приходилось.

Дэвид Блатт уже тогда вел переговоры с «Кливлендом». Никаких других тренеров с именем, еще не работавших в армейском клубе, на рынке не было.

«Никакой тренер не является стопроцентной гарантией успеха. Никакой, – говорит Наталия Фураева. – Мы предусматривали риски – у нас была возможность выйти из контракта. После того как мы обожглись с Вуйошевичем, которого подписали на три года без выхода, мы многому научились.

Каждому тренеру важно попасть в свое время в свое место. Тот же Вуйошевич был признан лучшим тренером Евролиги, а потом так провалился у нас. Это было не его место. Не его игроки, не его система. Нельзя сказать, что он плохой тренер, но так получилось.

То же и с Мессиной. В первый раз у него было одно поколение игроков, потом игроки поменялись, для него нужно было производить какие-то изменения. Для тренера важно уметь адаптироваться к конкретным условиям. Нужно, чтобы он не сильно ломал себя. Но при этом ты сосуществуешь в обществе, и успехи приходят, когда ты идешь в одну сторону со всеми.

Любой тренер – это риск.

Для нас, для клуба, который всегда играет в финальных стадиях, всегда важно, как человек себя проявляет в финале, когда действительно решающий момент. И с игроками были такие ситуации: весь сезон мы думали, что он не тянет, а он взял и решил ситуацию. Значит, он победитель. Значит, он может взять на себя ответственность. Значит, он может взять себя в руки. Нам нужны такие сотрудники».

Главный показатель работы тренера – это результат.

Хотя сам Итудис, например, так не считает, всегда говоря, что не изменит мнения о себе как о хорошем тренере, если даже его уволят.

С ЦСКА он четыре раза побывал в «Финале четырех», выиграл Евролигу в 2016-м, был признан лучшим тренером Европы.

image

Не все было идеально.

Особенно, если учесть принципиальное расхождение с работодателем. В ЦСКА-то, естественно, хорошим тренером считают лишь того, кто побеждает. Причем побеждает всегда – вчера, сегодня, завтра.

Свою состоятельность Итудис должен доказывать каждый день.

«Всегда есть что улучшить, – поясняет Наталия Фураева. – Для этого мы работаем, говорим, что мы друг от друга ждем, меняемся.

У меня бывают рабочие споры с ним. Но мы оба понимаем, что это то, что в итоге приведет нас к истине. Мы можем спорить, иногда даже на повышенных тонах. Но хорошо то, что он может прийти на следующий день и сказать: «Я об этом  думал и понял, что вы были правы». Человек может услышать. В первый момент возможно категорически «нет», но в конце концов может услышать.

Считается, что есть признанные топовые тренеры. Ивкович, Мессина, Обрадович. С ними говорить сложнее. Итудис умеет услышать».

Для Итудиса приглашение в ЦСКА стало самым быстрым из возможных для тренера лифтов.

И он догадывался об этом уже тогда, в 2014-м.

«Когда президент ЦСКА Андрей Ватутин сказал, что мы договорились, я начал прыгать от счастья, но продолжалось это ровно одну минуту. После чего в голове сработал щелчок, и я начал думать о тех задачах, которые нужно решить».

Фото: РИА Новости/Евгений Биятов, Алексей Филиппов, Михаил Сербин

Источник: slyxi.com