Слухи » Шоу-бизнес » Скандалы » Бойцы невидимого фронта Евгения Пригожина
Бойцы невидимого фронта Евгения Пригожина

Как «фабрика троллей» из Санкт-Петербурга пыталась влиять на исход выборов президента США

22 октября 2016 года, город Шарлотт, штат Северная Каролина. В солнечную субботу в центральный парк вышли несколько десятков человек. Но не на прогулку, а на митинг афроамериканского населения против «полицейского насилия». Протестующие скандируют лозунги у фонтана в парке, потом мирно шествуют до входа в местный департамент полиции: на крыльце отделения они несколько раз выкрикивают Black Lives Matter — популярный лозунг и название организации, выступающей за права чернокожего населения США.

Мероприятие в Шарлотте раскручивалось в Facebook от имени сообщества BlackMattersUS, которая не имеет ничего общего с Black Lives Matters. Корни организации уходят далеко за пределы США — Россия, Санкт-Петербург, ул. Савушкина, д. 55.

Этот адрес в Приморском районе города давно стал именем нарицательным. Около трех лет назад в четырехэтажное здание на ул. Савушкина переехали несколько сотен человек, основная задача которых — пропаганда патриотических ценностей. Работа сотрудников «Фабрики троллей» (далее — «Фабрика»), предположительно созданной и спонсируемой петербургским бизнесменом Евгением Пригожиным, сводилась к написанию нон-стоп комментариев под вымышленными именами в блогах и соцсетях в Рунете — в защиту действующей власти, с критикой оппозиционеров и в поддержку политически угодных общественных событий.

Вскоре «Фабрика» начала перерастать свои изначально примитивные методы работы. Примерно в то время появились первые порталы, которые впоследствии стали ядром медийной части организации — так называемая «Фабрика медиа», целый патриотический холдинг, о котором журнал РБК писал в марте 2017-го и аудитория которого сейчас превышает 50 млн человек в месяц. После публикации про «Фабрику медиа» главное СМИ холдинга — «Федеральное агентство новостей» (ФАН) — зарегистрировало портал Fabricmedia.ru, следует из данных сервиса WhoIs.

К середине 2015-го «Фабрика» разрослась до 800-900 человек, расширился и арсенал инструментов — в ход пошли видео, инфографика, мемы, репортажи, новости, интервью, аналитические материалы и собственные сообщества. А уже в январе 2017-го вместе с телеканалом RT «Агентство интернет-исследований», одно из первых предположительных юрлиц «Фабрики троллей» (прекратило свою деятельность в 2015-м; в конце 2016-го исключено из реестра), упоминались в докладе американских спецслужб о вмешательстве России в выборы президента США. А вскоре после избрания Дональда Трампа были созданы несколько комиссий в Конгрессе и Сенате, которые ведут расследования этого инцидента.

Американские корпорации — Facebook, Twitter, Google — сотрудничают с властями, разыскивая следы «троллей» на своих площадках. Западные СМИ — The Wall Street Journal, The New York Times, CNN, The Daily Beast и др. — почти ежедневно публикуют новые факты о возможном российском вмешательстве в президентскую кампанию: находят новые сообщества, работавшие до и после выборов, связанные с ними объявления и мероприятия. В основу статей ложатся даже отдельные иллюстрации и видео, связанные с заблокированными сообществами.

Журнал РБК провел свое расследование: нам удалось найти и подтвердить причастность сотрудников с Савушкина минимум к 120 сообществам и тематическим аккаунтам, проанализировать их содержание и посчитать совокупные расходы на кампанию. Соизмерим ли масштаб работы «Фабрики троллей» за рубежом с вызванным в США ажиотажем вокруг этой истории?

Навстречу США

Весна 2015 года, перед монитором собрались несколько человек. На экране компьютера довольно монотонная картина: люди подходят на площадь в Нью-Йорке, озираются, смотрят в телефоны, снова осматривают окружающее пространство и через некоторое время уходят.

Пикет в городе Шарлотт, штат Северная Каролина. 22 октября 2016 года (Фото: blackmattersus.com)

Несколько дней до этого с таргетингом на жителей Нью-Йорка в Facebook раскручивалось мероприятие, суть которого сводилась к получению бесплатного хот-дога — нужно только прийти в назначенное время в обозначенное место. Никаких бутербродов приходившие не получали. Зато другие люди получали удовольствие: с помощью городских уличных веб-камер за событиями на площади в режиме онлайн наблюдали из Санкт-Петербурга, из кабинета на втором этаже «логова троллей».

Акция должна была проверить работоспособность гипотезы — можно ли удаленно организовать мероприятие в городах США. «Просто тестирование возможностей, эксперимент. И он удался», — не скрывая радости, вспоминает один из сотрудников «Фабрики». С этого дня, то есть почти за полтора года до выборов президента США, началась полноценная работа «троллей» в американском сообществе.

В марте 2015-го на портале SuperJob появилась вакансия «Интернет-оператор (ночь)». На оклад 40-50 тыс. руб. с графиком работы 2/2 (с 21.00 до 9.00) в офис Приморском районе искали сотрудника, в чьи должностные обязанности входят написание материалов «по заданной тематике», «новостных информационных и аналитических». В списке требований к соискателю — «свободный английский», в том числе «уверенное владение» письменным языком, и креативность.

Вакансия была опубликована от петербургской компании «Интернет Исследования» (в конце 2015-го присоединилась к фирме «Тека»): владельцем компании тогда числился экс-начальник УМВД Московского района Санкт-Петербурга Михаил Быстров — он же руководил «Агентством интернет исследований» и до сих пор возглавляет «Главсеть», зарегистрированную на ул. Савушкина, 55 (данные «СПАРК-Интерфакс»). В вакансии на SuperJob работодатель — «Интернет Исследования» — описывалась как «крупная и стабильная компания» с численностью до 50 сотрудников.

Через такие объявления в штат на Савушкина набирали людей, которые возьмут на себя работу с американскими сообществами в режиме реального времени, рассказал журналу РБК экс-сотрудник «Фабрики». Другой бывший работник добавляет, что как раз с начала весны 2015-го стали «выдавать задания по дискредитации образа кандидатов», которые пойдут на президентские выборы в США.

Однако работать в открытой «Фабрикой» сообществах вскоре стало невозможно: 2 июня 2015-го в New York Times Magazine вышел материал The Agency («Агентство») Адриана Чена, и уже на следующий день после публикации Facebook заблокировал все группы «Фабрики» на английском языке, аккаунты вымышленных администраторов и даже частично личные страницы сотрудников с Савушкина, вспоминает собеседник журнала РБК в организации. Но «троллям» было не впервой: они пошли на новый круг — в итоге основная часть сообществ, которые были закрыты соцсетью в августе 2017-го, созданы уже после публикации расследования Чена.

Когда Facebook блокирует аккаунты «троллей», IT-департамент организации закупает прокси-сервера, выдает новые IP-адреса, виртуальные «операционки», и работа начинается заново, рассказывает экс-сотрудник «Фабрики». Также приобретаются новые сим-карты или «облачные» номера, открываются новые платежные счета, а иногда и пакеты документов для регистрации аккаунтов, добавляет собеседник журнала РБК на «Фабрике». На IT-обеспечение тратится до 200 тыс. руб. в месяц, уточняет источник, знакомый с деятельностью организации.

Гораздо более масштабная статья расходов — зарплаты. За год, к лету 2016-го, число сотрудников «американского департамента» на Савушкина выросло почти втрое, до 80-90 человек. Это примерно одна десятая общего штата людей, связанных с «Фабрикой».

Удаленный десант

«Они всегда сами знают, что делать. Остается только заслушивать отчеты о результатах и говорить, что надо лучше работать», — так отвечает источник журнала РБК в окружении Пригожина на вопрос о том, как выглядит структура управления «Фабрики». Внутри организации используется классическая схема: единый руководитель и кураторы направлений. Ответственные за разные «отделы» в работу соседних подразделений не вмешиваются, иногда они и вовсе не знакомы друг с другом и не знают, кто чем занимается, рассказывает собеседник, знакомый с деятельностью организации.

Фактическим руководителем всей «Фабрики» считается, как писал журнал РБК, 31-летний Михаил Бурчик, ранее — владелец собственных IT-компаний VkAp.ru и GaGaDo, издатель газет для муниципальных округов. Сам Бурчик никогда официально не подтверждал, что управляет «Фабрикой» или работает в офисе на Савушкина, но в разговоре с журналом РБК говорил, что консультирует СМИ организации «как специалист по продвижению и развитию интернет-проектов». Бурчик лично общается примерно с 20-30 людьми, которые в свою очередь руководят штатом от 10 до 100 человек в зависимости от направления, описывает модель работы источник с «Фабрики».

Главой «американского отдела» собеседники журнала РБК единогласно называют 27-летнего уроженца Азербайджана Джейхуна Асланова. Сам он опроверг в разговоре с корреспондентом РБК эту информацию. Но помимо слов трех источников журнала — нынешний сотрудник «Фабрики», экс-работник «американского департамента» и источник, знакомый с деятельностью организации — в распоряжении журнала РБК есть сообщение из телеграм-чата, созданное Аслановым и посвященное промежуточным итогам работы «Фабрики» в США.

В Санкт-Петербург Асланов приехал в конце 2000-х годов из города Усть-Кут Иркутской области — учиться на экономиста в Гидрометеорологическом университете. В 2009-м он провел несколько месяцев в США, посетив Нью-Йорк и Бостон, в 2011-м ездил в Лондон, следует из открытой информации на странице Асланова во «ВКонтакте». Сейчас вероятному руководителю иностранного отдела «Фабрики» принадлежат две фирмы, специализация — рекламная деятельность и работа в интернете. Одна из них, «Азимут», создана в июне 2016-го, то есть за три месяца до выборов в США, и за полгода показала выручку 29 млн руб. (данные «СПАРК-Интерфакс»). На «Фабрике» практикуется регистрация юрлиц на собственных сотрудников: так, несколько новостных порталов «Фабрики медиа» были записаны на журналистов изданий (например, «Народные новости» и «Экономика сегодня»).

Келлиэнн Конуэй (Фото: Jonathan Ernst / Reuters)

«Азимут» оказывает услуги по раскрутке аккаунтов в соцсетях, рассказал сам Асланов, который даже предложил корреспонденту журнала РБК помощь в продвижении его личных страниц. У самого Асланова, помимо профиля во «ВКонтакте», был аккаунт и в Facebook, но сейчас он заблокирован. В американской корпорации не ответили на вопрос журнала РБК, был ли этот аккаунт закрыт в рамках кампании по вычищению следов вмешательства «троллей». Асланов не стал обсуждать блокировку своей страницы.

Значительная часть контента в англоязычных сообществах публиковалась через отложенный постинг в том же Facebook. Примерно десять человек из общего штата «иностранного отдела» работали в ночную смену, остальные по обычному графику — пять рабочих дней, два выходных. Зарплатный фонд «американского департамента» на Савушкина достигает 60-70 млн руб. или около $ 1 млн в год: «тролли» низшего звена получают около 55 тыс. руб. (плюс премии за реакцию участников в сообществах), администраторы — 80-90 тыс. руб., руководство — от 120 тыс. руб., приводят цифры бывший и нынешний сотрудники «Фабрики».

Все работники оформлены официально в одно из юрлиц организации — всего их около десяти. Выручка компании «Главсеть», зарегистрированной на Савушкина 55, в 2016 году составила 86,4 млн руб. — при себестоимости проданных «товаров, продукции, работ, услуг» в 83,1 млн руб. (почти $ 1,4 млн; данные «СПАРК-Интерфакс»).

Работа внутри «американского отдела» строилась «от креатива» или так называемыми «кустами», рассказывает собеседник с «Фабрики». В первом случае из общей массы выделились люди, которым лучше удается придумывать и создавать свой контент — например, картинки и мемы для калифорнийского сервиса обмена фото Imgur (аудитория более 30 млн). А под «кустами» подразумеваются тематические сообщества, которые стали популярными сразу на нескольких платформах — например, то же BlackMattersUS. На одну группу в Facebook приходилось до пяти администраторских аккаунта — например, Stop A.I. вели «Bertha Malone» и «David Waddell».

В распоряжении журнала РБК есть список почти 120 сообществ и тематических аккаунтов Facebook, Instagram, Twitter, которые работали до августа 2017-го. Подлинность подтверждается скриншотами с постами групп и отдельных аккаунтов, сделанными из внутренней панели администраторов (тоже заблокированы). Причастность «троллей» к имеющемуся списку подтвердил также источник журнала РБК, близкий к руководству «Фабрики». Кроме того, больше половины аккаунтов в Twitter зарегистрированы на номера с префиксом +7, следует из данных сервиса восстановления пароля.

Журнал РБК также попросил лингвистов проанализировать семь публикаций из сообществ, указанных в списке. Авторы постов во многих случаях были русскими — «достаточно доказательств» этого нашли адъюнкт-профессор Колумбийского университета Рональд Мейер и его коллега, директор программы по изучению русского языка Алла Смыслова. Они указали на прямые кальки с русского (например, sitting on welfare — «сидеть на пособии») и огрехи в пунктуации вроде запятых перед союзом that («что»), на отсутствие артиклей и в целом «странные» формулировки.

При этом исполнительный директор школы иностранных языков Star Talk Екатерина Чегнова и преподаватель английского Дмитрий Булкин отметили, что публикации написаны «на довольно чистом английском», поэтому можно сделать вывод, что авторы — носители языка. Отчасти это может быть связано с тем, что тексты для своих постов «тролли» периодически заимствовали у настоящих американцев.

Менее чем 100 человек создавали и постили более 1 тыс. единиц контента в неделю. Охват, например, в сентябрьские недели 2016-го составлял в среднем 20-30 млн. Как «троллям» удалось заинтересовать пользователей «фабричным» контентом?

Буквы на экспорт

28 февраля 2017-го старший советник президента США Келлиэнн Конуэй на официальном приеме в Овальном кабинете Белого дома присела на диван, поджав ноги. Ее фотография на фоне президента Трампа, позирующего в этот момент перед камерами вместе с руководителями исторически черных вузов (HBCU; созданных специально для обучения афроамериканского населения), вызвала бурю негодования в соцсетях. Конуэй обвиняли в неуважении к Овальному кабинету, народу США и его президенту, писал BBC.

В тот же день блогер Дженна Абрамс опубликовала два твита — свой ответ на критику поведения Конуэй. На одном было фото экс-президента Барака Обамы, на котором он запечатлен с закинутыми на стол ногами, на втором — другой бывший глава США Билл Клинтон в обнимку с Моникой Левински. Оба снимка были сделаны в Овальном кабинете. Эти две публикации Абрамс собрали около 1 тыс. ретвитов и почти 1,3 лайков, пост в своей статье использовал британский Independent. Сообщения Абрамс журнал РБК нашел на сайтах Aljazeera, Elle, Business Insider, BBC, USA Today, Yahoo и др. Сейчас аккаунт @Jenn_Abrams (зарегистрирован на номер с префиксом +7) и сайт Jennabrams.com заблокированы.

Аккаунтов, подобных «Дженне Абрамс», у «Фабрики» были десятки. Около 10 сотрудников «американского отдела» занимались Twitter’ом: их задачей была не предвыборная гонка как таковая, а создание аккаунтов и проведение флешмобов, которые будут подхватывать крупные СМИ и ключевые медиаперсоны, рассказывает сотрудник «Фабрики».

Участники движения Occupy Wall Street (Фото: Lucas Jackson / Reuters)

В качестве примера результативных проектов он приводит акцию #2016ElectionIn3Words, якобы стартовавшую 7 ноября, накануне выборов: хэштег предлагал пользователям Twitter в трех словах описать, чем запомнились предвыборные кампании кандидатов, рассказать об ожиданиях. Собеседник журнала РБК уверяет, что хэштег попал в мировые тренды, а 8 ноября шоу @midnight (шло на американском кабельном канале Comedy Central до августа 2017-го) использовало аналогичный хэштег в эфире — к игре подключились и телезрители. Найти в Twitter посты с #2016ElectionIn3Words от 7 ноября журнал РБК не смог.

Флешмобы проводились силами нескольких аккаунтов — к примеру, @WorldOfHashtags, @GiselleEvns, @ChrixMorgan, @LoraGreeen и др. (все сейчас заблокированы), писал в своем Twitter аноним Mort d’Trolls. О наличии ряда «центровых» аккаунтов, использовавшихся для посева и раскрутки, рассказывал журналу РБК и сотрудник «Фабрики».

Но основная часть работников «иностранного департамента» из Петербурга занималась не игровыми хэштегами и флешмобами, а вполне серьезными темами. По словам источника, близкий к руководителям «Фабрики», почти весь американский контент «Фабрики» был не столько за конкретного кандидата, сколько на «остро социальные темы»: якобы случайным образом они уложились в риторику Трампа — собеседник называет это «корреляцией», а не прямой поддержкой. «Не было задачи «поддерживать Трампа». Все текущие проблемы были напрямую связаны с действиями правящей в тот момент партии [демократы]. Хиллари [Клинтон] — ее представитель, а значит, тоже виновата», — говорит другой. Анализ сотен публикаций, проведенный журналом РБК, показал, что Клинтон фигурировала в постах «троллей» гораздо чаще Трампа.

«Поделитесь, если вы верите, что мусульмане ничего не делали на 9/11. Посмотрите, сколько людей знают правду» (United Muslims of America, 11 сентября 2016-го), «Клинтон настаивает: «Мы не потеряли ни одного американца в Ливии». Четыре гроба, накрытые флагами, не были пустыми, Хиллари» (Being Patriotic, пост об отношении Клинтон к национальной трагедии от 8 сентября 2016-го). В одном из заявлений Facebook указывал, что большая часть заблокированных объявлений «проходит по всему идеологическому спектру», затрагивая темы ЛГБТ, расовые вопросы, вопросы иммигрантов и отношения к оружию.

Совокупное число подписчиков примерно 120 заблокированных сообществ и аккаунтов — почти 6 млн человек, из которых более половины приходилось на Facebook, около трети — на Instagram, посчитал журнал РБК. Мы разбили заблокированные группы по тематикам и выяснили: чаще всего «тролли» поднимали конфликты разных национальностей, преимущественно связанные с проблемами чернокожих, и политические. Именно на раскрутку этих тем уходил и рекламный бюджет в соцсетях.

Долларовый таргет

«Я был запрещен к показу на телевидении за то, что был слишком жестоким. Поставь лайк и поделись, если ты вырос, наблюдая за мной по телевидению, имеешь пистолет и никого не подстрелил и не убил!» — эта публикация появилась 9 марта в сообществе South United. В центре поста — картинка, на которой изображён мультипликационный персонаж Йосемитский Сэм (Yosemite Sam). Охват поста — более 17 млн пользователей, число реакций на публикацию превысило 1,6 млн, лишь 3 тыс. человек скрыли пост в своей ленте, 9 пометили как спам, следует из скриншота.

Число публикаций от «Фабрики» в Facebook с подобным охватом исчисляется единицами: к примеру, более 17,2 млн собрал пост про ветеранов и беженцев в сообществе Being Patriotic. Показателя свыше 1 млн охваченных пользователей достигли в лучшем случае 20 постов, похожая статистика и по Twitter, следует из проведенного журналом РБК анализа. Численность публикаций с десятками тысяч просмотров идет на сотни, но львиная доля постов собирала в лучшем случае 1 тыс. просмотров.

C июня 2015-го по май 2017-го «Фабрика» потратила минимум $ 100 тыс. на продвижение более 3 тыс. политических объявлений, таргетированных на американских избирателей (на Instagram — менее 5% денег), заявлял Алекс Стамос, директор Facebook по безопасности, во время выступления в Конгрессе. Еще 2,2 тыс. объявлений, на которые потрачено $ 50 тыс., — под подозрением, добавлял он. В Twitter, который вслед за Facebook закрыл 22 аккаунта и нашел еще 179 шт., рекламных объявлений пока не обнаружили. Google на своих платформах предварительно насчитал рекламы на «десятки тысяч долларов» — в корпорации связывают их с работой «Фабрики», писал Washington Post со ссылкой на свои источники.

Общий бюджет на продвижение в соцсетях составлял около $ 5 тыс. в месяц, то есть порядка $ 120 тыс. за два года, следует из внутренней статистики «Фабрики», которая есть в распоряжении журнала РБК. Эти цифры подтверждает источник РБК внутри организации. Сотрудники «Фабрики» продвигали посты минимум от 40 сообществ: около половины бюджета уходило на публикации, затрагивающие расовые вопросы, чуть меньше — с политическим уклоном.

Собеседники журнала РБК утверждают: в Twitter реклама не покупалась, как не покупалась она в Tumblr или Imgur. «Мы немного потратили на раскрутку Twitter-аккаунтов — написали ботов, чтобы набрать массу, но это мизерные расходы», — уточняет сотрудник «Фабрики». По его словам, в сообществах Facebook ботов не использовали, поскольку «в этом нет смысла, нужны были живые люди», но проверить это журнал РБК не смог. О том, что репостили публикации настоящие пользователи, а не боты, писала также The New York Times. Размещение рекламы на платформах Google собеседники с «Фабрики» также отрицают, уточняя лишь, что «были тесты, но продолжения они не получили».

Примерно 10 млн уникальных пользователей из числа жителей США видели хотя бы одно рекламное объявление, созданное структурами, связанными с «Фабрикой», приводил статистику Facebook. На Савушкина предпочитают измерять охватом: в августе 2016-го минимальный показатель был 15 млн в неделю, в октябре 2016-го была взята максимальная планка — 70 млн просмотров в неделю, следует из внутренней статистики «Фабрики», полученной журналом РБК в начале 2017-го. Facebook в одном из своих заявлений указывал, что примерно 25% рекламных объявлений от структур, связанных с «Фабрикой», никогда никому не показывались — из-за их нерелевантности аудитории.

Улица Савушкина, 55 (Фото: сервис «Яндекс.Карты»)

Средний СРМ (цена за 1 тыс. показов) в США составляет $ 5-7, поэтому охват кампании в 10 млн людей — не очень много, можно было сделать на 30-40% больше, считает Сергей Ефимов, директор по работе с клиентами OMD Resolution. Тем более, на посты политического типа аудитория обычно реагирует гораздо лучше, чем на обычную рекламу брендов, а значит, СРМ может быть еще ниже — $ 2-3, добавляет эксперт. Генеральный директор Agency One Touch Анатолий Емельянов говорит, что цена подписчика в Facebook скачет от $ 0,5 до $ 2, но при хорошем креативе кампании «стоимость привлечения доходит до 1 цента за вовлечение».

Впрочем, значительная часть рекламного бюджета «Фабрики» была направлена не на продвижение групп как таковых, а на масштабирование опыта с хот-догами.

Дистанционный митинг

В мае 2016-го известный американский активист и один из основателей движения Occupy Wall Street Мика Уайт получил электронное письмо от некоего Яна Дэвиса. Тот представился внештатным журналистом сообщества BlackMattersUS, посвященного проблемам чернокожего населения, и попросил о телефонном интервью. Активист согласился, дал свой номер, но состоявшийся в итоге разговор показался ему странным. «Качество связи было плохим, а интервьюер, по-моему, не был носителем английского языка», — рассказал журналу РБК активист, которого журнал Esquire в 2014 году отнес к числу «самых влиятельных людей до 35 лет».

Сейчас интервью с Уайтом можно прочитать только на сайте BlackMattersUS — страницы сообщества в Facebook, Twitter, Instagram с общим числом подписчиков более 250 тыс. заблокированы (доступен лишь Tumblr). Деактивирован и аккаунт «Яна Дэвиса» в Facebook. Корреспондент журнала РБК отправил ему письмо на тот же адрес, с которого он общался с Уайтом, но «внештатный корреспондент» не открыл его (данные сервиса Readnotify). Аккаунт @BlackMattersUS в Twitter был зарегистрирован на телефонный номер, начинающийся с +7. По словам источника журнала РБК, близкого к «Фабрике», взаимодействием с различными американскими активистами занимались те же люди, что и работали в ночную смену, отвечая на комментарии в группах.

В отличие от большинства сообществ, которые велись «Фабрикой», BlackMattersUS позиционировал себя как некоммерческий новостной портал с собственной редакцией. Любой желающий также мог поддержать борцов с расизмом, отправив пожертвование через PayPal на кошелек, привязанный к почте на Gmail с юзернеймом xtimwalters. В редакции, помимо «Яна Дэвиса», работали еще шесть человек, указано на сайте. Корреспондент журнала РБК обнаружил аккаунты еще двух «сотрудников» в Twitter: один из них заблокирован, другой не обновлялся с 2016-го.

BlackMattersUS, 44,2% аудитории которого заходит на сайт из поисковиков (данные Similarweb), удалось собрать целое портфолио из интервью с известными борцами за права чернокожих. Кроме Уайта, представители сообщества пообщались с легендарной участницей движения «Черные пантеры» Эрикой Хаггинс, матерью убитого полицейскими в Нью-Йорке чернокожего подростка Рамарли Грахэма, профессором Колумбийского университета и крестным рэпера Тупака Шакура Джамалем Джозефом, а также с Рамоной Африкой — участницей филадельфийского движения чернокожих MOVE, одной из немногих выживших после беспрецедентного рейда местной полиции в 1985-м (с вертолета правоохранители сбросили на штаб-квартиру организации бомбу).

Общение с героями после интервью не заканчивалось. Тот же Уайт получил от «Яна Дэвиса» несколько писем с просьбой поддержать акции BlackMattersUS — например, флэшмоб в поддержку соратников Рамоны Африки, оказавшихся в тюрьме. Суть просьбы заключалась в публикации в соцсетях фотографий и видео с требованием освободить их.

Кроме того, Уайта просили распространить через свои аккаунты информацию о митинге, который должен был пройти у здания криминального суда в Новом Орлеане 14 октября 2016-го: в этот день должны были пересматривать дело чернокожего Жерома Смита, приговоренного в 1986-м к пожизненному заключению за убийство. Планировалось, что после пикета протестующие пойдут на слушания, указано на сайте BlackMattersUS. Установить, пришел ли кто-то на акцию, журналу РБК не удалось: страница мероприятия в Facebook заблокирована.

Больше свидетельств сохранилось о митинге против полицейского произвола — том самом в октябре 2016-го в Шарлотте за две недели до выборов президента США, о котором идет речь в начале этого текста. Незадолго до мероприятия представители BlackMattersUS через Facebook вышли на местного активиста Конрада Джеймса, лидера движения «Жизнь в ультрафиолете». Сотрудники сообщества попросили его помочь в организации акции, рассказал журналу РБК сам Джеймс. Он согласился, позвал других местных борцов за права чернокожих и других меньшинств и даже взял с собой на акцию мегафон.

Митинг стартовал с задержкой: представители BlackMattersUS опоздали, так как приехали в Шарлотт из Сент-Луиса. Акцию начала некая Стефания Уильямсон, представившись координатором BlackMattersUS, следует из видео, выложенного на сайте организации. Помимо Уильямсон, на митинге от движения присутствовал чернокожий парень, имени которого Джеймс не запомнил.

Спустя несколько недель после избрания Трампа, в Шарлотте прошел еще один митинг, организованный Джеймсом вместе BlackMattersUS, рассказал активист: на него пришли несколько десятков противников новоизбранного президента с лозунгом Charlotte against Trump. Резкие смены позиции на Савушкина объясняют собственным «безразличием» по отношению к тому, кто руководит чужой страной.

Всего же в 2016-2017 годы в США под эгидой BlackMattersUS прошли около десяти мероприятий, утверждает собеседник журнала РБК, знакомый с деятельностью «Фабрики». Его слова подтверждают данные из внутренних отчетов организации с акций, они проиллюстрированы фотографиями, которые ранее нигде не публиковались (есть в распоряжении РБК). Местные жители, которые участвовали в работе BlackMattersUS, не знали, что за организацией стоят «тролли» с Савушкина, уверяют нынешний сотрудник «Фабрики» и экс-работник «американского отдела». Оба настаивают — никаких командировок из Санкт-Петербурга в США не было.

Бойцы невидимого фронта

В начале января 2017-го нью-йоркский преподаватель боевых искусств Омовейл Адевейл получил сообщение в Instagram от некоего Тейлора. Тот написал, что представляет общественную организацию BlackFist («Черный кулак») и заявил о готовности проспонсировать бесплатные курсы по самообороне для всех желающих. Спортсмен согласился: с января по май прошли около десятка занятий на базах клубов в городских районах Куинс и Бруклин. Потом Тейлор пропал, занятия прекратились, рассказал журналу РБК спортсмен. А в сентябре Facebook и Instagram заблокировали аккаунты BlackFist из-за подозрений в связях с «Фабрикой».

Митинг в городе Шарлотт, штат Северная Каролина. 19 ноября 2016 года (Фото: charlotteobserver.com)

Под эгидой BlackFist работали пять классов самообороны: по одному в Лансинге (штат Мичиган), Лос-Анджелесе и Тампе (Флорида), два — в Нью-Йорке. Тренеры анонсировали еженедельные занятия у себя в Instagram, период публикации объявлений схожий — с января по май. Так, в апреле прошли 20 тренировок, которые посетили около 130 человек, следует из внутреннего отчета «Фабрики». Впрочем, на некоторые занятия в Нью-Йорке вообще никто не приходил, посетовал Адевейл в разговоре с журналом РБК. Судя по фотографиям, которые тренеры публиковали в Instagram, в основном курсы посещали чернокожие подростки и женщины.

«Тейлор» платил Адевейлу в среднем $ 320 в месяц: сначала деньги шли через «Google Кошелек», затем — через PayPal, однако имя отправителя не совпадало с озвученным, вспоминает тренер. Самого спонсора он не видел, но однажды, по его словам, к нему в зал приходил мужчина от BlackFist с вопросом, как организовать аналогичные курсы в Бруклине. Тренер из Лансинга Донте Адамс также рассказал, что представители «Черного кулака» вышли на него через интернет. В объявлениях в Instagram Адамс постоянно указывал, что BlackFist — спонсор курсов самообороны (в разговоре с журналом РБК спортсмен не стал называть сумму).

В общей сложности «троллям», которые представлялись вымышленными именами сотрудников групп в соцсетях, удалось сформировать список примерно из 100 ничего не подозревающих активистов — местных жителей, которые в итоге помогали с организацией офлайн-активностей.

Через сообщества «Фабрики» в США были организованы около 40 разного рода митингов и акций, следует из внутренних отчетов организации. Информация о части мероприятий попала в американские СМИ после того, как Facebook передал в Конгресс данные о заблокированных объявлениях и аккаунтах. Например, в августе 2016-го Being Patriotic через Facebook пригласило жителей 17 городов Флориды на акции в поддержку Трампа, в тот момент еще кандидата в президенты: как минимум два мероприятия состоялись, указали журналисты The Daily Beast в расследовании, посвященном Being Patriotic.

Затраты «Фабрики» на оплату работы местных организаторов (перелеты по городам, расходы на полиграфию, технику и пр.) в месяц составляли около 200 тыс. руб., рассказал журналу РБК собеседник, знакомый с ее деятельностью. Таким образом, за два года общие траты могли составить 5 млн руб. или порядка $ 80 тыс. — немного меньше рекламных расходов на продвижение в соцсетях.

«Чистой воды фан»

Сейчас в «американском отделе» на Савушкина работают около 50 человек: все эти безымянные сотрудники теперь выступают в публикациях американских СМИ чуть ли не главными моторами победы Трампа на выборах.

Представители Facebook, для которого расходы «троллей» в $ 100 тыс. — это менее 0,0004% годового рекламного заработка, после блокировки сообществ «Фабрики» анонсировали создание целого департамента для борьбы с фейковыми новостями. А накануне очередного выступления в Конгрессе Facebook разместил рекламные полосы в The New York Times и Washington Post о своей роли в выборах 2016-го, где был упомянут кейс с 3 тыс. объявлений «Фабрики».

Представителей Twitter американские чиновники отчитали за непонимание важности вопроса после их доклада в Конгрессе. Google на момент сдачи номера публично не рассказывал о результатах внутреннего расследования, в компании не ответили на вопрос журнала РБК, будут ли данные переданы в профильные комитеты парламента США. Представитель Twitter отказался подтверждать, действительно ли соцсеть закрыла более 50 аккаунтов, часть из которых зарегистрирована на номера с префиксом +7, заметив, что это персональные данные.

В разговоре с журналом РБК пресс-секретарь Марка Уорнера, вице-председателя сенатского комитета по разведке, «пока» отказалась комментировать возможные последствия расследования деятельности «Фабрики» в американском сегменте Facebook и Twitter. Официальные представители лидера аналогичного комитета в Конгрессе Дэвина Ньюнса и его заместителя Адама Шиффа не ответили на запросы.

Сам президент США Трамп дважды затрагивал скандал, связанный с покупкой политической рекламы в Facebook. Оба раза его твитты сводились к указанию на то, что лучше следовало бы сделать вместо рассмотрения содержания поступивших в Конгресс, а затем и в Сенат, объявлений. По существу — о вероятном вмешательстве российских «троллей» в выборы — Трамп никогда не отвечал.

За президента Путина эту историю комментировал пресс-секретарь Дмитрий Песков. «Мы не знаем, кто и как размещает рекламу в «Фейсбуке», и никогда этим не занимались, никогда российская сторона не была к этому причастна», — заявлял Песков на брифинге с журналистами. Собеседники журнала РБК, близкие к руководству «Фабрики», настаивают, что «никакой прямой кооперации с сотрудниками аппарата президента (АП) не было». Запрос журнала РБК, переданный Пригожину, остался без ответа.

Между тем, «американский отдел» продолжает работать, рассказали действующий и бывший сотрудники. Из здания на Савушкина, 55 по-прежнему управляются англоязычные сообщества с совокупной аудиторией около 1 млн человек, утверждает сотрудник организации. Собеседник, близкий к руководству «Фабрики», настаивает: «Могли ли мы повлиять на исход выборов?.. Нет, конечно. Могли ли склонить сомневающиеся штаты на сторону Трампа?.. Возможно, но мы сами обалдели от результатов. Зачем нам все это?.. Чистой воды фан».

Полина Русяева, Андрей Захаров

Оригинал материала: "РБК"

СКАНДАЛЫ.ру