Слухи » Новости и СМИ » Спорт » Андре Миллер: «Тимофей Мозгов на сто процентов заслужил свой контракт»
Андре Миллер: «Тимофей Мозгов на сто процентов заслужил свой контракт»

Оправдание Кармело, конфликт с Пирсом и историческое место «Голден Стэйт».

Умные и лига трехочковых

- Джордж Карл рассказывал, что вы почти всегда обыгрывали всех один на один на тренировках, так как очень хорошо понимали возможности своих партнеров. Почему вы не работаете тренером?

– Не думаю, что я к этому готов. Пока я хочу взять перерыв на три-четыре года, а потом пойти работать тренером в школу или университет. Я провел в баскетболе последние 22 года, в НБА и университете, и пока я не готов к новому вызову. Пока мне нравится проводить время с семьей.

- Но вы же Профессор. Неужели у вас нет предложений?

– Предложения есть. Но знаете, все эти перелеты, все эта вечная суматоха… Хочется просто пожить в одном месте, с семьей, отключиться от всего этого.

– Все всегда называют вас самым умным игроком вашего поколения. Кого бы вы сами назвали самым умным из тех, с кем вы сталкивались на площадке?

– Лично я всегда брал пример с Джона Стоктона – и по тому, как он играл, и по тому, как он ставил себя. У меня была возможность и поиграть против него, но для меня важнее его лидерские качества, то, как он читал игру, предугадывал, что произойдет в следующий момент. Он обычно ничего не говорил, но было и так понятно, что он очень здорово понимает баскетбол.

- Лига очень изменилась за последние пять лет. Вы понимаете, почему это произошло, и видите ли вы для себя в ней место, если бы вы сейчас были на пике своих возможностей?

– Самое важное – то, что лига очень помолодела: сейчас очень много парней в диапазоне между 19 и 26 годами. Ветеранов не так много, как это было раньше. Игра стала быстрее, плюс произошел резкий крен в сторону трехочковых бросков, в стиле Стефа Карри.

Что касается меня, то мне всегда казалось, что я могу играть с любым поколением, будь то 80-е или начало 90-х, даже сейчас мог бы. Всегда есть место для парня, который может сыграть умно, парня, который хочет помочь партнерам сыграть лучше. Вот посмотрите, сейчас «Лейкерс» взяли Лонзо Болла, он все же распасовщик, и далеко не факт, что сможет стать бомбардиром. Всегда найдется место для подобных людей.

- Героический баскетбол умер, сейчас эра командного баскетбола. Вы видите, чтобы поменялась еще и психология игроков?

– Нет, я такого не наблюдаю. Мне кажется, просто все больше тренеров стараются продвигать фундаментальные навыки, идею того, что нужно двигать мяч, больше пасовать. Но психология баскетбола проста – нужно класть мяч в кольцо, и тот, кто это делает, и является лучшим в команде. Да сейчас может случиться, что 15-20 очков в конкретном матче способен набрать любой игрок, но все равно тот, кто это делает регулярно – тот и есть лидер, лучший игрок команды.

Кармело, Уэстбрук, «Голден Стэйт», «Сперс»

- Кармело Энтони – разочарование для многих болельщиков. Вы его знаете с тех пор, как он только пришел в лигу. Вас он чем-нибудь разочаровал?

– Вообще нет. Ему достается из-за того, что его постоянно сравнивают с лучшими игроками его поколения – Леброном, Крисом Полом, Уэйдом. Кармело выступал за несколько хороших команд, но так получилось, что он всегда встречался с теми, кто был лучше. Именно поэтому он пока ничего не выиграл. Но для меня он отличный партнер, командный игрок, человек, который всегда выкладывается на тренировках. Его критикуют за эгоизм, за то, что он халтурит в защите. Но, на мой взгляд, это ошибочная оценка.

- Вы всегда повторяли, что в жизни надо много вкалывать. Сейчас многие игроки прошлого критикуют молодых за слабохарактерность, мягкотелость… Вы тоже так думаете?

– Я не думаю, что они мягкотелые. Они играют совсем иначе, чем это делали мы, ведь раньше можно было срубить человека, если он слишком активно шел под щит, сыграть с ним жестко. Сейчас такая тенденция во всех видах спорта – и в хоккее, и в футболе – стараются минимизировать контакт и больше беспокоятся о здоровье спортсменов.   

- Вы начали выбивать трипл-даблы, будучи разыгрывающим, еще задолго до Расселла Уэстбрука. К его достижению сейчас многие скептически относятся. Насколько высоко его оцениваете вы?

– Я-то и близко не такой атлет, как Уэстбрук. Меня восхищает его энергия и его игровая страсть. Просто удивительно все то, что он сделал за последние годы – трипл-даблы просто показывают, с какой потрясающей энергией он делает для своей команды вообще все, что только может, он же еще умудряется и в защите выкладываться, перехватывать. Это удивительное достижение.  

- История этой команды «Голден Стэйт» началась, когда они вынесли ваши «Наггетс». Вы тогда понимали, кто такой Стеф Карри?

– Да все уже было понятно тогда. У нас была команда постарше, но они были молоды и так здорово бросали – мы понимали, что они умеют бросать, но чтобы вот так, под таким давлением. Когда они прошли нас, я понял, что у них есть психология победителей, что у них есть характер, что они совсем не та мягкотелая команда, как это всем представлялась, потом еще Дрэймонд Грин добавил им жесткости. А потом еще Игудала перешел от нас к ним и добавил им опыта. Уже тогда я примерно понимал, к чему все идет.

Мне кажется, что их можно поставить в топ-5 среди величайших команд в истории с точки зрения таланта. С точки зрения бросков, атлетизма, понимания игры они ничем не уступают великим командам 80-х и 90-х. Они двигают мяч так, как это делали в 80-е, как это делали игроки «старой школы». При этом играют в защите. При этом они гораздо лучше бросают, чем команды прошлого. Топ-5 – это совершенно точно.

- Вы завершили карьеру в «Сперс». Вы успели понять, что в них особенного?

– Во-первых, они не тратят время на пустую болтовню. Они не толкают ненужные речи, не пытаются вдохновить команду мотивационными разглагольствованиями.

Во-вторых, тренеры очень хорошо знают возможности игроков, очень внимательно следят за их организмами, за их здоровьем.

Наконец, в «Сперс» все предельно просто. Ты должен выходить на площадку и делать свою работу, если ты не можешь ее сделать – они найдут кого-то другого. В других клубах все слишком усложняют.

- На протяжении вашей карьеры вас упрекали в том, что вы не являетесь лидером в раздевалке, не произносите мотивационные речи. У Кавая Ленарда будут такие же проблемы?

– Думаю, что нет. Когда он пришел в лигу, то был окружен ветеранами: Данкан, Джинобили, Паркер… Но если вы посмотрите на каждого из них, то поймете, что никто из них особенно и не говорит. Они просто выходят на площадку, они хорошо понимают баскетбол, они знают, где кто будет, они показывают остальным пример своей игрой. Именно так и я всегда старался делать – в профессиональном баскетболе многие спортсмены не особенно любят слышать, как другие произносят всякие речи. Выходи – и показывай. Показывай на тренировках. А то есть такие люди, которые все время болтают, но на тренировках не выкладываются. Нужно понимать, когда нужно говорить, а когда нужно помолчать.

Мозгов, борьба за уважение к ветеранам

- Вы играли вместе с Тимофеем Мозговым. Вы понимаете, почему есть такой разительный контракт между его игрой за «Кливленд» и тем, что было после?

– У Тимо нет никаких проблем. Мозгов – один из моих любимых партнеров, он очень много работает над собой, он очень старается и в матчах, и на тренировках, с ним здорово было играть вместе. Ему немного не везло. Его часто меняли, у него не было возможности стабильно себя проявить. Мне кажется, что он на сто процентов заслужил тот контракт, который ему дали, он его честно заработал. Теперь он еще и ветеран – он получил право приходить в раздевалку и говорить парням: «Так, ты должен сделать это, а ты должен делать вот так».

Когда он выступал за «Денвер», он делал то, что должен был – защищался, забивал из «поста», когда получал мяч, бросал даже со средней.

Затем он попал в «Кливленд», и его роль уменьшилась. Это естественно, когда ты играешь рядом с лучшим баскетболистом мира и лицом лиги.

Затем – «Лейкерс», где вокруг него были молодые игроки. И существовала установка создавать больше возможностей для молодых. Вот так это и работает. Когда ты становишься старше, ты не то что теряешь уважение окружающих, но клубы хотят раскрывать молодых игроков.

Надеюсь, что в «Бруклине» у него получится, хотя это и еще одна молодая команда. Он может стать там стартовым центровым. В любом случае он молодец – очень часто европейцев отправляют обратно домой, Мозгов сумел закрепиться и знает, что ждать дальше.

- Стив Хесс, когда его спросили о секрете вашего долголетия, говорил, что это больше вопрос психологии, что вы считаете себя лучшим, и это помогло вам столько продержаться в лиге. В чем на самом деле секрет?

– Я всегда считал, что атлетизм и скорость совершенно не важны. Имеет значение лишь то, как ты подходишь к каждому матчу. Я не то что считал себя лучшим, я всегда хотел быть причастным к тому, что делает команда, хотел быть частью команды. Для меня это подразумевало, что я хочу быть на площадке в решающие моменты, хочу вести за собой как лидер… Это действительно вопрос психологии. Когда ты получаешь травмы, пропускаешь тренировки, может случиться так, что партнеры могут потерять уважение к тебе, и тогда тебе придется впахивать еще сильнее, чтобы вернуться. Ты можешь даже выпасть из ротации. Поэтому я всегда старался не допустить того, чтобы вывалиться из ротации. Это и была моя основная мотивация не пропускать матчи, всегда играть через боль и травмы.

- Вы на этой теме поругались с Нэйтом Макмилланом и Брайаном Шоу. Сейчас вы бы что-нибудь поменяли в тех ситуациях?

– Думаю, что оба этих инцидента произошли из-за того, что я был ветераном. Это было связано с борьбой за уважение.

С Нэйтом я же вообще ничего не говорил. И именно то, что я ничего не говорил, и привело к сложностям. Он ждал, что я буду лидером, буду много говорить, но я всегда вел за собой собственным примером. Хотя опять же я очень уважаю Макмиллана, он был одним из моих любимых игроков в «Сиэтле».

С Шоу была похожая ситуация. Думаю, что когда ты слишком молчаливо себя ведешь, людям кажется, что ты мягкотелый терпила и с тобой можно обращаться  как угодно. Иногда происходит недопонимание между игроком и тренером.

Я не набрал 20 тысяч очков за карьеру, потому что всегда был командным игроком, всегда старался подключать остальных. А потом он взял и не выставил меня на игру безо всяких объяснений. У меня тогда шла рекордная серия без пропущенных матчей, я никогда не пропускал матчей по решению тренера, и я никогда не давал ему поводов не выпускать меня. «Денвер» не был командой молодых игроков, там бегали самые разные люди. А потом вдруг он взял и не выпустил меня. Но я его очень уважаю, понимаю, что это часть бизнеса, что у тренеров много забот. И когда ты становишься ветераном, тебя начинают выдавливать из состава. Это проблема взаимопонимания, но все уже в прошлом.

- Джордж Карл в своей книге рассказывает о вашем конфликте с Полом Пирсом во время чемпионата мира в 2002-м. В чем была проблема той команды?

– Тогда мы были резервистами для основной команды: после 11 сентября никто не хотел выступать за сборную США. Я-то как раз с нетерпением ждал такой возможности, такого опыта.

Проблема в том, что мы просто были очень молоды. Все сложности в моей карьере, будь то отношения с тренером или с партнером, проистекали из-за недопонимания.

Я всегда уважал Пирса. Мы с ним знали друг друга с 12 лет, он же тоже вырос в Лос-Анджелесе, через дорогу от «Форума», от того места, где играли «Лейкерс». И, наверное, я бы выделил его из всех игроков, против которых мне нравилось выходить на площадку.

Но так получилось. Не только с Пирсом. Это была команда молодых игроков, каждый из которых пытался самоутвердиться, заслужить себе имя, получить статус элитного атакующего игрока, лучшего игрока сборной США. Вот и все.  

Трамп и протесты, Зал славы баскетбола

- В России многие не понимают протестов, связанных с гимном, и ненависти НБА к Дональду Трампу. Вы выросли в бедных районах Комптона и впервые познакомились с белым только в колледже. Объясните людям, в чем суть протестов.

– Я очень уважаю Колина Каперника за то, что он решился на такой поступок. По сути, этот демарш завершил его профессиональную карьеру. Я с ним лично не знаком, кто знает, о чем он думал, предвидел ли он подобные последствия. Понятно, что все зависит от времени и места – я допускаю, что кого-то могло оскорбить неуважительное уважение к флагу.

Но то, из-за чего он начал этот протест – это то, через что пришлось пройти мне, моей семье, моим друзьям. Грубое отношение полицейских, расизм, выливающийся в массовые выступления, все вот это… Когда тебе кажется, что твою позицию не слышат, ты стараешься найти способ, чтобы донести собственное мнение. Именно это и сделал Каперник. Если бы не он, то все шло бы точно так же, как было раньше. И поэтому я аплодирую ему.

НБА – маленькое сообщество, которое старается сделать мир лучше. Перед сезоном мы обсуждаем, как повлиять на такие вещи, как неравноправие, как жестокость полицейских, на множество очень чувствительных для многих предметов, о которых люди зачастую стараются не говорить.

Думаю, что НБА найдет способ одновременно выказать уважение к государственному флагу и при этом напоминать о существовании проблем в обществе.

- Вы в числе 10 лучших ассистентов лиги. Вы сами ждете, что вас когда-нибудь введут в Зал славы баскетбола?

– Я бы обманул, если бы сказал, что для меня это не важно. Но мне кажется, что в Зал славы вводят игроков с громкими именами: мэджики джонсоны, айзейи томасы, джоны стоктоны, кобе, тимы данканы… Все те знаковые игроки, которые все время мелькают по телевизору и становятся примером для окружающих.

Понятно, что они все умеют набирать очки. Но мне кажется, что часто упускается из виду такое понятие, как «командный игрок», когда ты помогаешь и партнерам, и клубу стать лучше. И мне-то кажется, что именно это и есть определение «звезды». Звезда – это знаковый игрок, который объединяет вокруг себя команду и помогает остальным быть лучше. И мне кажется, что я показал себя топовым игроком именно в этом отношении. Все, с кем я когда-либо играл в своей карьере – хотели выступать вместе со мной. В каком бы стиле ни играл человек, он всегда хочет быть рядом с кем-то вроде Джейсона Кидда или вот сейчас Лонзо Болла, с парнем, который помогает остальным, делает их жизнь проще. И я горжусь именно тем, что был таким парнем.

Беспокоюсь ли я о Зале славы? С точки зрения цифр и регалий я, наверное, не заслужил шанса оказаться в Зале славы. Вот если бы существовал Зал славы для игроков, которые делают партнеров лучше, выкладываются на тренировках, помогают окружающим, я бы считал, что в такой Зал славы я должен войти.

Андре Миллер оказался в Москве проездом в Благовещенск. НБА и нефтехимическая группа СИБУР объявили о том, что 10 октября состоится торжественное открытие обновленного спортивного зала в Политехническом колледже города Благовещенска. Баскетбольный зал станет десятым спортивным объектом, реконструированным в рамках партнерства сторон, которое направлено на развитие баскетбола в России и поддержку спортивного образа жизни.

Фото: Gettyimages.ru/George Frey, Brian Bahr, Ezra Shaw, Doug Pensinger (4,7), Jeff Gross, Robert Reiners

Футбол, хоккей, баскетбол, теннис, бокс, Формула-1 – все новости спорта на Sports.ru